Весенние стихи

Март

Не приходит сестрица весна.
Не звенят над землей птичьи трели.
Брату марту уже не до сна.
Но везде из снежинок постели.
Заржавевший фонарь, словно жук
Свесил ножки из белых сосулек.
Старый трактор, огромный паук,
Напугал пешеходных бабулек.
Вспоминаются летние дни,
Как блистали на солнце витрины!
Мы с тобой, на всем свете одни,
Покупали у лета картины.

Апрель вздыхает

Весна, что может быть прекрасней!
Златые кудри солнца красят снег.
Ворчит снежок, что может быть ужасней,
Ручьев весенних торопливый бег. 
Капель грызет дороги и машины.
Спешу к тебе, зачем – не знаю сам.
Ведь все прошло, разорваны картины,
Где мы с тобой в обнимку по утрам.
Апрель вздыхает свежестью раздора.
Ушло тепло, вечерняя печаль.
Тебе звонил, кричал: «Для разговора».
Ты не открыла, было страшно жаль.

Деревенские стихи

Эх, деревня

Эх, деревня, беленький домик.
За крапивой не видно забор.
В сорняках утонул огородик,
Cгнил заброшенный дедушкин двор.
Между длинных луковых грядок
Ковыляет Володька сосед,
Что-то там бормоча про порядок.
Видит, я, и с улыбкой: «Привет».
Говорит, что месяц в запое,
Что жена убежала к родне.
«Настроение, Юр, никакое.
Ты привез? Пошли, выпьем, ко мне».
Заходим, садимся за столик,
Пьем, ведя о былом разговор.
Эх, деревня, завалинка, дворик.
Огороды, за ними простор.
Да давно в деревне мальчишкой
Жарким летом гостил каждый год.
С Витькой, Светкой, Иваном и Мишкой
За грибами ходили в поход.
На сады соседей ночами
С деревенскими делал набег.
Дед, поймав, бил до крови вожжами.
Я запомнил: чужое брать грех.
Эх, деревня, беленький домик,
За крапивой не видно забор.
Был когда-то за ним огородик,
А сейчас, сорняки. Вот позор.
Помню, мчусь вдоль грядок с братишкой.
Дед, смеясь, понарошку ловил.
Эх, хотел ведь приехать с сынишкой.
«Выпьем, Вов. Лучше б не заходил».

Рынок

На рынке жизнь кипит, не замирая.
Летит, шумит, как быстрая река.
Народ ест пирожки, пьет много чая.
В палатках пиво, запах шашлыка.
Чего купить, подскажет нам погода.
Прохладно: куртку, зимнее пальто.
В жару: футболку, цвет диктует мода.
«Мне эту покажите, нет, не то».
Слоняемся по рынку, словно дети.
Товар рябит, как елка в рождество.
«Не знаешь, что купить на деньги эти.
Взял вроде много, просто волшебство».
Уходим, все купили, съели много.
А дома домочадцев дружный хор
Оценит нас придирчиво и строго,
И до ночи продлится разговор.

Про старушку

Обещание

Мутит чувства изысканным временем!
Носит тело истерзанный крест.
Изуродовал призрачным бременем
Свою душу под вечный арест.
Все сомненья изгрыз до беспамятства.
Не гнушаюсь нытьем и гнильем.
В той эпохе всеобщего равенства
Был счастливым, ходил королем.
А сейчас даже сердце изранено.
Плещут слезы из рваных глазниц.
Выживаю с натугою пламенно,
Как под Курском затравленный фриц.
Ты ж ушла, нет тебя в одиночестве.
Мирно спишь под гранитной плитой.
Если б знал, что все это в пророчестве,
Ни за что бы ни спорил с тобой.
Но что делать, свистит наказание,
Словно злая татарская плеть.
Помню, в Загсе давал обещание
Жить, любить, в один день умереть.

Про старушку

Унесли из квартиры старушку.
Прописали на дальний погост.
Горькой водкой наполнили кружку.
Молча пили, не к месту здесь тост.
Раскопали огромную яму.
Глубиной в человеческий рост.
Гроб сосновый, в нем Юрину маму
Закапали. Мир страшен и прост.
Шепчет ветер, венки обнимая,
Что прошла она благостно путь.
И ворота не ада, а рая
Ей откроет загробная суть.
Нет уж больше на свете родимой.
Из окна не помашет рукой.
Не напишет подруге любимой.
Отлетела душа на покой.
Унесли из квартиры старушку.
Прописали на дальний погост.
На березу повесили кружку.
Прочь взметнулся испуганный дрозд.

Путь в безмолвие

Не понять мне, чего хочу я!
И куда без нее идти.
Смерть убила маму, целуя,
Был в дороге, боже прости.
Я ведь с нею прожил полвека.
Обижался, спорил, любил.
Не найти сильней человека,
Что стал частью серых могил.
Боль с тоской поют на поминках.
Плачет сердце, нет больше сил.
В синем небе, в белых картинках
Гром раскатный мир разломил.
Да, уехал, ушел из дома, 
Закрывая жизнь на засов.
Тихий скрип дверного проема
Прошептал: «Cынок, будь здоров».
А приехал, она лежала,
Окропив безмолвием путь.
Страх от мысли – острое жало.
Закричал, ее не вернуть!
Чувства дико съежили душу. 
Увлажнились бедой глаза.
Память сердца век не нарушу,
Провожая мать в небеса.

Спасибо вам за женщин, небеса

Исповедь влюбленного

Что мне делать? Ты перед глазами.
Как же быть с самим с собой в ладу?
Вся душа измучена мечтами.
Не забыл тебя я на беду.
Не на радость встретился с тобою
И влюбился в серо-синий взгляд.
Ну зачем веселою весною
Мы сажали наш вишневый сад.
Читать далее Спасибо вам за женщин, небеса

Слезы

Слёзы

Как одиноко жить в огромном мире,
Поняв, что ты не ходишь по земле.
Метаться по бесчувственной квартире
И слышать крик часов в кромешной мгле.
Мне кажется ночами над землёю
Ты носишься кометой в небесах.
А звёзды, расступаясь пред тобою,
Блестят, как слёзы, на моих глазах.
Кругом чужая жизнь, чужие лица.
Бреду средь них в нервозной суете.
А с неба дождь из серого корытца
Купает фото на твоём кресте.
Читать далее Слезы

Прости

Прости

Было всё: невкусные котлеты,
Борщ, салат из свежих овощей.
Были споры, ссоры и советы.
Не хватало денег и вещей.
Жизнь катилась узенькой дорожкой,
Оставляя годы по пути.
Ты была мегерой, хитрой кошкой.
Я кричал: «Уйди». Потом: «Прости».

Дети говорили: мы не пара.
Разводили нас помногу раз.
Вновь звонила, что за божья кара.
Возвращался, помню, как сейчас.
Ты была наивной и больною,
Думала, что любят и таких.
Я был возмущён своей судьбою
И другой писал любовный стих.
Время рассудило нас жестоко.
От разлучницы простыл и след.
Я хочу к тебе, мне одиноко.
Но тебя уже на свете нет.
В крестиках, в венках твоя могила.
Кладбище на поле, лес кругом.
Перед смертью ты меня простила,
Отлетая в небо мотыльком.
Читать далее Прости

Юрий Мартишин

Юрий Мартишин родился в г. Электросталь Московской области. Сменил много профессий – от фельдшера скорой помощи, печатника, фрезеровщика до официанта и торгового представителя. Пишет стихи вот уже 11 лет. Издавал сборники стихов, публиковался в литературных альманахах. Читать далее Юрий Мартишин