Симаненок Владимир Павлович

20 марта 2016 года на 94 году ушёл из жизни участник Великой Отечественной войны Симанёнок Владимир Павлович

Simanenok veteranСиманёнок Владимир Павлович – родился 22 апреля 1922 года в городе Гатчина. Владимир Павлович был человеком удивительной судьбы, в армию ушёл добровольцем, войну прошёл простым солдатом-радистом, принимал участие в освобождении Ленинградской и Псковской областей, Эстонии, во взятии Выборга, в составе 538-го стрелкового полка освобождал родную Гатчину. После войны вернулся в родной город, работал на железной дороге, 44 года возглавлял штаб гражданской обороны Гатчинского железнодорожного узла.
Владимир Павлович награжден Орденом Отечественной войны II-ой степени, орденом «Красной звезды», медалями «Ветеран труда», «Участник оборонительных работ 1941 года», «За Оборону Ленинграда», «За Победу над Германией», «За боевые заслуги», медалью «70 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».
simanenok-molodВладимира Павловича всегда отличала активная жизненная позиция, много сил он отдал работе с молодежью. В поселке Хвойный в средней школе № 275 им был создан Музей боевой Славы 51 отдельной Красносельской Краснознаменной Ордена Суворова Пушечно-артиллерийской бригады.
До последнего дня Владимир Павлович живо интересовался жизнью города, душой болел за его будущее, активно сотрудничал с учреждениями культуры и средствами массовой информации, сам писал мемуары и воспоминания о войне, о жизни в довоенной Гатчине.
Выражаем искренние соболезнования родным и близким Владимира Павловича. Светлая память об этом замечательном человеке навсегда сохранится в наших сердцах.
Администрация района, соратники КПРФ

Нам ее никто не заменит…

Так устроена жизнь. Старшее поколение уходит, молодые – остаются…
Чем больше живут родители, тем дольше длится защита.
Невидимая, но верная.
Мария ИвановнаМария Ивановна Васильева, бабушка нашего первого главного редактора Сергея и моя, тринадцатого ее внука, долгие годы делилась воспоминаниями, давала советы, мудрые наблюдения не только в жизни, но и на страницах «Гатчинского журнала». Читателям нравилась ее рубрика: «Мария Ивановна рассказывает».
Но вот, в 94 года 12 сентября, нашей мамы, бабушки не стало.
Она долго мечтала, чтобы ее внук Сергей нашел свою половинку, а когда это произошло, она словно выдохнула с облегчением и уснула, чтобы не проснуться.
Последнее желание Марии Ивановны сбылось. Накануне пришла средняя дочь Августина, чтобы помочь маме принять ванну. Дела житейские. Чистая, с добрыми помыслами и открытым всем своим близким сердцем, Мария Ивановна закончила свою земную жизнь, продолжая жить в сердцах родных и любимых ею людей.
Спи спокойно, дорогая!
Осталась жить любовь, живут и бабушкины рассказы – советы в журнале, в интернете.
Незаменимых людей нет, но нам ее никто не заменит.

Молитва

Спустя время нашелся в бабушкиной комнате залетевший за подоконник листик из школьной тетрадки, исписанный знакомым кудрявым почерком: «Благословляю тебя в дорогу и прошу Матерь Божию святую деву Марию огородить моего внука Никиту от всего плохого в его путешествии. В лесу дремучем, в поле лежачем, в море плывучем от гада ползучего, от зверя прыгучего, от человека злючего.
Я благословляю своего внука в большую дорогу. Желаю вернуться живым и здоровым.
Прошу Божьей благодати ему везде и всегда.
Бабушка Мария».
Так бабушка молилась, когда я отправлялся в свои дальние путешествия.
Спасала и сохраняла меня ее любовь.

Церковь тоже воевала и была смертельно ранена

Время неумолимо бежит, в особенности в старости. Когда был в молодости, в детстве, юности, время замедлялось, всё было впереди. Из того, что видел и слышал, не всё запоминалось, и только теперь сожалеешь о потерянном. Расскажу о прошлом.
До войны наша семья проживала в Гатчине, город назывался Красногвардейск, а в свидетельстве о рождении написано «город Троцк», по адресу ул. Солодухина, дом №41. Раньше, до революции, улица называлась Малая Гатчинская, продолжение улицы Соборной за Татьянинским переездом. В последующем и весь микрорайон стали называть Малой Гатчиной, а улицу переименовали в Солодухина. Солодухин – командующий 7-й Армии, оборонявшей Гатчину от Юденича. 7-я Армия сначала воевала на Северо-Западном, а затем на Северном фронте.
Читать далее Церковь тоже воевала и была смертельно ранена

Вспомни, Гатчина…

Добрый день, уважаемая редакция! Живу в Гатчине и читаю с интересом журнал. Пишу стихи. Недавно сочинила стихотворение, посвящённое защитникам города в Великой Отечественной войне, и захотелось им поделиться:

Читать далее Вспомни, Гатчина…

В их судьбе – опалённая Гатчина

2015 год – Год литературы в Российской Федерации
К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне

В год 70-летия Победы множество мероприятий различного уровня проходит по всей России. И это – значимые события, тем более, в непростой ныне международной обстановке, когда слово ВОИНА звучит не только в историческом контексте, а и как факт СОВРЕМЕННОЙ жизни. Читать далее В их судьбе – опалённая Гатчина

Её стихи остались в сердце

Потери

…Она позвонила в редакцию из Волгограда.

Здесь, в Пудости жила её дочь Наташа, и мама периодически навещала свою уже ставшую взрослой девочку.

Предложенные Татьяной Ивановной Бариновой стихи о красоте Гатчинской, Пудостьской земли понравились.

Они завораживали своей мягкой лиричностью, образностью и как-то искренним теплом.

Потом Татьяна Ивановна появилась в редакции сама. Читать далее Её стихи остались в сердце

Вейка

Вспоминаю, как катались на вейках на Масленицу. Само слова «вейка» забыто. Это было в 20-30 годы ХХ века.

На улице Солодухина, напротив нашего дома находилась солодухинская добровольная пожарная дружина. В 20-е годы пожарные выезды были на конном ходу, а в 30-е годы перешли на автоходы, но лошадей не продали. Кони были как огонь. В масляную неделю запрягали сани одноконь, двуконь или тройку. На сани укладывалась площадка с передком-розвальней. Под дугой колокольчик большой или даже три, на сбруе – бубенцы. Это медные полые шарики с отверстиями. Для звона в них — камешек или кусочек металла. В гривы лошадям заплетали яркие шелковые ленты. На сани насыпали сена. В будние дни вейку выводили вечером после работы. А в воскресенье, в выходной обычно вейку запрягали с утра. Читать далее Вейка

Самострел-расстрел

Наша 51-ПАБр прибыла под Псков 1 марта 1944 г. Штаб бригады и тылы расположились, 3-й дивизион по центру у высоты 96,6 в 12 километрах от Пскова на станции Торошино на гребне высоты НП дивизиона и батарей 7, 8, 9. 1-й дивизион правее к берегу Псковского озера. За высотой, в котловане от деревни Загорье остались только печные трубы, расположилась 8-я батарея. На обратном скате высоты землянки штаба 3-го дивизиона — связисты, радисты. Землянки – примитивные. Вблизи леса не было. Впереди высоты — оборонительная линия укреплений противника. «Пантера», построенная в 1942-43 годах немецкой строительной организацией «Тоддт» мобилизованным населением Псковской и соседних областей. Отделение радистов дивизиона — это командир-сержант Горбунов-Курянин 30 лет, старший радист – младший сержант Николай Бурков из Архангельской области 1922 г.р., радисты-рядовые: ваш покорный слуга В.П. Симаненок из Гатчины – 1922г.р., Михаил Рухман – из г. Вольска, 1924 г.р. Читать далее Самострел-расстрел

Путёвки были бесплатными!

Весной на одном из заседаний российской Думы, посвященном ратификации договора о вступлении республики Крым в Российскую Федерацию выступал известный депутат. Он одобрил договор, а затем пожаловался: в детстве сын юриста был пионером и очень хотел попасть в пионерский лагерь «Артек», но «проклятые коммунисты» не дали ему путевку. В то время они проживали в солнечном Узбекистане в городе Ташкенте, где жаркое лето, яркое солнце, обилие фруктов и овощей. А вот ему на всю жизнь осталась обида на коммунистов за то, что не дали путевку в «Артек», но он теперь будет каждый год ездить в Крым, в «Артек». Читать далее Путёвки были бесплатными!

Дети войны

О том, как мамин колхоз ушёл в партизаны

Мне было четыре с небольшим года (я родилась 3 марта 1937 года), когда началась Великая Отечественная война. А в августе 1941 г. немцы уже оккупировали нашу деревню Доворец Солецкого района Новгородской области — колхоз, где моя мама Бутина Мария Александровна, была председателем колхоза «Трудовой путь». Я хорошо помню тех, кто не успел (или не смог, как моя мама) с малыми детьми и стариками уйти в советский тыл — тогда так называлось пешее перемещение односельчан в восточные — северные районы России. Оставшиеся в деревне объединились и берегли имущество нашего колхоза. Они вручную убирали урожаи зерновых, льна, картофеля, с полей своего «зажиточного» хозяйства… И потом, когда в августе 1941 г. нашу деревню (и другие территории Солецкого района) уже успели оккупировать немцы, уборка урожая на полях колхоза не прекращалась. Более того, моя мама, как председатель колхоза, просила помощи у коменданта, который жил в деревне (его звали Роберт и он хорошо знал русский язык и агрономию, потому что уже тогда в 1938-40 гг. была связь Германия — Россия, когда учились в наших ВУЗах их студенты, а у них — наши).

Роберт и фашисты работали на наших полях. Вместе с нашими колхозниками убирали озимую рожь, пригнав откуда-то лобогрейку, копали картофель, свеклу, теребили лен, отремонтировали и запустили молокозавод, мельницу (ветряк), открыли школу.

Однажды, помню, над полем, где мы копали картошку, появились самолеты (чьи, не знаю) и стали расстреливать убирающих урожай. Мама, подхватив меня, убегала от бомб и снарядов, падающих с самолетов, по картофельному полю. Но, не добежав семь борозд, была остановлена волной взрыва (земля, комья, осколки) и засыпана землей, а меня от нее отбросило за много метров. В деревне вскрикнули: «Маньку Бутину — председателя нашего, убило!». Но мы остались живы, хотя и контуженные. Я долго заикалась (сейчас я лектор — пропагандист с великолепной дикцией и богатым русским стилистическим языком), а маму откопали из земляной засыпи и она еще долгие годы (до 1980г.) жила, работала в колхозе и позже в МТС г. Солыды.

Так вот, этот немецкий комендант Роберт и впредь помогал маме (председателю колхоза) и в уборке урожая и в вывозке навоза на поля. Весь навоз возле ферм колхоза от конюшен, скотных дворов крупного рогатого скота, овце- и свиноферм, был вывезен нами—тружениками. Всех заставили впрячь лошадей и вывозить навоз из ферм. Даже моя старшая сестра Галя, в свои 15 лет, сидела на дровнях с навозом, вывозя его на поля. Навоз, вывезенный на поля, запахали и в следующем году получили великолепный урожай озимой ржи в 42 ц/га и озимой пшеницы — 45 и более центнеров с гектара.

Позже эта практика — унавоживать озимые посевы, долгие годы помогала нашему колхозу удерживать передовые места в соревнованиях послевоенных пятилеток (см. газеты «Правда», «Известия», «Новгородская правда» -1945… 1960 годы).

И даже, когда весь мамин колхоз ушел в лес к партизанам (см. книгу А.И. Ингинен «Партизанский край»), урожаи с полей колхоза «Трудовой путь» продолжали радовать.

Так я стала агрономом, закончив в 1962 году Ленинградский сельскохозяйственный институт, который расположен в г. Пушкин, а далее — аспирантуру ЛСХИ, и став кандидатом биологических наук, 43 год тружусь в Ленинградском (ранее Северо-Западном) научно-исследовательском институте сельского хозяйства «Белогорка» в качестве генетика-селекционера.