Ёлка в Гатчине и в Москве

2014 – Год культуры в России и Год детства в Ленинградской области

Никого из нас не удивляет выражение «Пойти на ёлку». И всякому человеку понятно, что это означает. Конечно же, не залезать на дерево, а посетить мероприятие, организованное как новогодний праздник для детей.
Воспоминания о празднике… Радость (или разочарование!) от полученного подарка, трогательные моменты ОЖИДАНИЯ… Это домашний праздник с ёлкой или посещение мероприятия в детском саду, в школе, в Доме культуры… Всё это было и в моей жизни, о чём напоминают черно-белые фотографии. Их немного, к сожалению. Но кто из нас – девчонок – не был, например, Снежинкой в детсадовском хороводе? Кто не готовился к школьному карнавалу, вместе с родителями придумывая и составляя ОРИГИНАЛЬНЫЙ — на приз! — костюм? О карнавалах и традиции российского (и советского?) маскарада я когда-нибудь расскажу отдельно: это тема СКАЗКИ и ПРИКЛЮЧЕНИЯ, не правда ли? Личность и общество, возраст, приметы ВРЕМЕНИ… Общее, частное. Эмоционально очень-очень личное!
elka15Ныне я выбрала тему, материал о которой попался мне на глаза случайно. И он показался интересным – тремя сюжетами. Это – про ёлку. Два фрагмента — из воспоминаний взрослых людей о своём ДАЛЁКОМ детстве, которое прошло в потерянной ими России.
Сюжет третьей «картинки» — о советском периоде — подсказали мне четыре старых новогодних билета-приглашения. Увиденные в магазине «Антиквариат», они вызвали у меня изумление и восторг!
Итак, о ёлке. И о новогодней распродаже ёлок в Москве. И о празднике, организованном для ЛУЧШИХ детей той страны, которая называлась СССР.
ххх
Сначала – о празднике домашнем, в Гатчине. Из книги Ксении Куприной «Куприн – мой отец». 2 изд. (М, 1979, с.56-57): «На поляне перед нашим домом стояла очень хорошенькая ёлочка. Часто в рождественскую ночь её украшали, и на ней зажигались огни, отчего снежная глубина сада казалась волшебной.
Я очень хорошо помню Рождество в мои шесть лет. Помню, с каким старанием я клеила из толстой блестящей бумаги домики, коробочки, вырезала серебряных ангелочков, чёртиков, раскрашивала золотом и серебром орехи, потом помогала разукрашивать ёлку, стройную, мохнатую, наполнившую весь дом своим чудесным хвойным запахом — запахом праздника. Помню, как в ванной я устроила ёлку для тараканов.
В торжественный вечер мама вдруг сказалась больной. К моему страшному огорчению, она заперлась в своей комнате, положив на голову компресс, и строго запретила к ней стучаться.
Меня перестали интересовать и подарки, и мои маленькие товарищи. И когда наконец пришел Дед Мороз с большой ватной бородой, я не выдержала и бросилась к маминой двери. Не получая никакого ответа, я начала громко плакать, и, чтобы меня утешить, пришлось разоблачить тайну Деда Мороза, который и был мамой.
Испорченный праздник, смутная обида на взрослых заставили меня перенести все мои нежные чувства на ёлку.
Прошло Рождество, прошел Новый год. Сняли игрушки, ёлка начала осыпаться, но я ни за что не позволяла её убирать. Она порыжела, оголилась, но я продолжала слезно умолять, чтобы ёлку не трогали. Это было похоже на любовь к обиженному существу. Мне казалось, что оно живет какой-то тайной жизнью, что я должна защищать его.
И вот однажды, возвращаясь с прогулки, я застала на дворе отца, рубившего мою ёлку. С диким воплем я бросилась её спасать и чуть не попала под топор, отчего отец, видимо испугавшись, оттолкнул меня довольно грубо, чего он никогда не делал. Он, который всегда так понимал детскую душу, не понял, что жалкое деревце в тот момент было моим детищем. А я вспоминаю до сих пор невероятную обиду и горькое чувство. Ссора с отцом длилась несколько месяцев. Я спрятала пилу и топор в отцовском кабинете, но так, что он никак не мог их найти. Собрав жалкие остатки моей ёлочки — иглы, я упрямо ходила по дому и посыпала ими все, что могла: рукопись, чернильницу, тарелки, стаканы, папин диван, постель. И никто мне не сказал ни слова. Никогда, никогда отец не поднял на меня руки, хотя я часто заслуживала наказания».
Примечание: цитата приведена из главы «Детство», которое у Ксении прошло в Гатчине, в купринской усадьбе на ул. Елизаветинской. Ксения Александровна Куприна родилась 21 апреля 1908г (в Петербурге), в Рождество 1914-го года (т.е. 25 декабря) ей было 6 лет. Александр Иванович Куприн в это время находился на военной службе в Финляндия. Вероятно поэтому роль Деда Мороза исполняла мать Ксении – Елизавета Морицевна?
Впрочем… Из книги О.Н.Михайлова «Жизнь Куприна» (М., 2001): «Он вернулся в Гатчину весной 1915 года, похудевший, даже помолодевший, но растерянный, недоумевающий, почти пристыженный» (с.222-223). Война… Александр Куприн в сражениях не участвовал. В течение декабря и вплоть до мая 1915 года он служил в Гельсингфорсе, заболев, он вызвал туда и семью» (с.224).
Свою книгу К.А.Куприна писала в конце 1960-х годов, по воспоминаниям. Причем писем, документов и фотографий из домашнего архива семьи у нее было немного, так как в ноябре 1919-го года Куприны из Гатчины уезжали спешно, буквально бросив всё! Эмигрантами А.И.Куприн и его супруга были с осени 1919-го до конца мая 1937года. После отъезда родителей из Парижа у Ксении остались, конечно же, и письма, и документы, и вещи периода жизни в ЭМИГРАЦИИ.
Неудивительно, что воспоминания о своем СЧАСТЛИВОМ детстве были особенно дороги Ксении Александровне, уезжавшей из Гатчины 12-летней девочкой, а вернувшейся в Москву уже 50-летней одинокой женщиной. На страницах своей книги она передает СУТЬ событий, возможно, путаясь в датах? Так, например, мне кажется, что эта история с новогодней ёлкой относится к концу 1913-го и началу 1914-го года, а не на год позже. То есть Ксении тогда и было-то всего 5 лет: неудивительно, что она так чувственно восприняла «казнь» и смерть деревца.
Рождество 1915-го года Аксинья (так называл дочку А.Куприн) отмечала, будучи уже 7-летней девочкой: прилично ли ей было так убиваться и нервничать из-за засохшей ёлки-палки?! Да ещё надолго поссориться с любимым отцом, с которым она всегда находила общий язык?!
Поверьте: намеренно я не выискиваю в чужих текстах ошибки НЕСООТВЕТСТВИЯ. Но только факты – есть ФАКТЫ: и А.И.Куприн, насколько известно, не проживал в Гатчине в начале 1915-го года. То есть ёлочку изрубил, по-видимому, годом раньше – в 1914-м. Так не так, а 100 лет с тех пор уже прошло. Много это или мало? Кажется, что совсем недавно это было…
ххх
Писатель А.И.Куприн очень уважал творчество писателя И.С.Шмелёва (1873-1950), к 60-летию со дня рождения он посвятил ему статью, как «одному из самых талантливых и любимейших русских писателей – человеку, чье имя, несомненно, века проживет и тленья избежит». В 1930-е годы, кстати, их обоих, да и Д.Мережковского с И.Буниным даже на Нобелевскую премию выдвинуть предлагали. Кандидатуру И.Шмелёва рекомендовали дважды!
И в 1933-м премию получил И.Бунин – как лучший русский писатель: «за правдивый артистический талант, с которым он воссоздал в художественной прозе типичный русский характер». Бунин поступил честно: некоторую денежную сумму из своего премиального фонда разделил для выдачи собратьям. Например, деньги получил А.Куприн.
В эмиграции И.Шмелев написал около 20 книг. А первое его собрание сочинений – в 8-ми томах – издано было еще в Москве (1912-1914гг). Правда, в настоящее время книги этого классика нам известны лишь по некоторым отдельным сборникам.
Из статьи А.Куприна «Иван Сергеевич Шмелёв» (1933г, Париж): «…Всё, что он написал, дышит хозяйственным трудолюбием, совершенным знанием дела, места и языка. Богатство его лексикона необыкновенно широко, и слово всегда ему благодарно, послушно.
Шмелёв теперь – последний и единственный из русских писателей, у которого ещё можно учиться богатству, мощи и свободе русского языка… Шмелёв… коренной прирождённый москвич, с московским говором, с московской независимостью и свободой духа. Вот почему большинство произведений Ивана Сергеевича имеют место в Москве…»
Воспоминания о Москве – это воспоминание об утраченной (навсегда!) России … И – всё же – пророческое: «Знаю, придёт срок – Россия меня примет». Скончался И.С.Шмелёв во Франции и был похоронен там. А в 2000г. прах писателя и его супруги перезахоронили в Москве, на кладбище Донского монастыря.
Самое свое известное произведение, посвященное русским традициям и праздникам, И.Шмелёв писал более 17 лет: первое издание вышло в Белграде (1933г), следующее – в Париже (1948г).

Из книги Ивана Шмелева «Лето Господне. Праздники – Радости – Скорби»: «Ты хочешь, милый мальчик, чтобы я рассказал тебе про наше Рождество? Ну, что же… Не поймешь чего – подскажет сердце.
Как будто я такой, как ты. Снежок ты знаешь? Здесь он – редко, выпадет – и стаял. А у нас повалит, — свету, бывало, не видать дня три! Всё завалит. На улицах – сугробы, всё бело. На крышах, на заборах, на фонарях – вот сколько снегу! С крыш свисает. Висит – и рухнет, мягко, как муха. Ну, за ворот засыплет. Дворники сгребают в кучи, свозят. А не сгребай – увязнешь. Тихо у нас зимой и глухо. Несутся санки, а не слышно. Только в мороз визжат полозья. Зато весной услышишь первые колёса… — вот радость!..
Наше Рождество подходит издалека, тихо. Глубокие снега, морозы крепче. Увидишь, что мороженых свиней подвозят, – скоро и Рождество. Шесть недель постились, ели рыбу. Кто побогаче – белугу, осетрину, судачка, наважку; победней – селёдку, сомовину, леща… У нас, в России, всякой рыбы много. Зато на Рождество – свинину, все. (…)
А мороз такой, что воздух мёрзнет. Инеем стоит, туманно, дымно. И тянутся обозы – к Рождеству. (…) Перед Рождеством, дня за три, на рынках, на площадях – лес ёлок. А какие ёлки! Этого добра в России сколько хочешь. Не так, как здесь, – тычинки. У нашей ёлки… как отогреется, расправит лапы, — чаща. На Театральной площади, бывало, — лес. Стоят, в снегу. А снег повалит, — потерял дорогу! Мужики в тулупах, как в лесу. Народ гуляет, выбирает. Собаки в ёлках – будто волки, право. Костры горят, погреться. Дым столбами. Сбитенщики ходят, аукаются в ёлках: «Эй, сладкий сбитень! Калачики горя-чи!..» В самоварах, на долгих дужках, — сбитень. Сбитень? А такой горячий, лучше чая. С мёдом, с имбирём, — душисто, сладко. Стакан – копейка. Калачик мёрзлый, стаканчик сбитню, толстенький такой, гранёный, — пальцы жжёт. На снежку, в лесу… приятно! Потягиваешь понемножку, а пар – клубами, как из паровоза. Калачик – ледышка. Ну, помакаешь, помягчеет. До ночи прогуляешь в ёлках. А мороз крепчает. Небо – в дыму – лиловое, в огне. На ёлках иней. Мёрзлая ворона попадётся, наступишь – хрустнет, как стекляшка. Морозная Россия, а… тепло!..» /см.: Обычаи и обряды русского народа. М., 2008, с.431-433/.
ххх
Текст И.Шмелёва я цитирую в сокращении. Тем не менее, не правда ли, смачно написано?! Можно сказать кинематографично. Так и представить хочется себя – на том ПРАЗДНИКЕ в Москве! Представили?
…И погода теперь, увы, не такая морозная. И приметы времени – не те. Да и Рождество, согласно новому календарю, в России празднуют не до, а уж после Нового года!..
Правда, сбитень, при желании, и в домашних условиях приготовить можно. По старинным рецептам. Из книги «Русский праздник. Традиции и обычаи» (М, 2011, с.338): Сбитень горячий. Необходимые продукты: вода – 1л; сахар – 150г; мёд – 150г; гвоздика, имбирь, корица и кардамон – по вкусу. Способ приготовления: растворите в воде сахар и мёд, добавьте туда пряности. Кипятите 5-10минут, снимая пену. Через полчаса напиток процедите. Готовый сбитень подогрейте и пейте горячим.
Сбитень медовый. Необходимые продукты: мёд – 500г; вода – 1,5л; дрожжи – 50г; натуральный сок клюквы (по желанию) – 500г; сахар – 150г; зёрна кардамона (размельченные), имбирь, корица, душистый перец – по вкусу. Способ приготовления: вскипятите мёд в воде, постоянно снимая пену, добавьте пряности, снова прокипятите и охладите. Разведите дрожжи, смешайте их с медовым взваром, разлейте в бутылки и поставьте на 12 часов в тёплое место. После этого бутылки следует плотно закрыть и оставить в холодном месте на 2-3 недели для созревания. Такой сбитень можно хранить долго. К приготовленному напитку можно добавить чистый натуральный сок клюквы.

Автор

Алёна Тришина

Старший библиотекарь библиотеки им. А.Куприна. Человек активной жизненной позиции, влюбленный в родной город и своих читателей. Статьи, книги о знаменитых земляках Алены Александровны имеют главную цель — просветительскую.