Вейка

Вспоминаю, как катались на вейках на Масленицу. Само слова «вейка» забыто. Это было в 20-30 годы ХХ века.

На улице Солодухина, напротив нашего дома находилась солодухинская добровольная пожарная дружина. В 20-е годы пожарные выезды были на конном ходу, а в 30-е годы перешли на автоходы, но лошадей не продали. Кони были как огонь. В масляную неделю запрягали сани одноконь, двуконь или тройку. На сани укладывалась площадка с передком-розвальней. Под дугой колокольчик большой или даже три, на сбруе – бубенцы. Это медные полые шарики с отверстиями. Для звона в них — камешек или кусочек металла. В гривы лошадям заплетали яркие шелковые ленты. На сани насыпали сена. В будние дни вейку выводили вечером после работы. А в воскресенье, в выходной обычно вейку запрягали с утра.

Конюхи Гаврила и Григорий выводили коней и запрягали. Возницей был молодой парень Михаил Коруков двухметрового роста. В сани садились взрослые парни и девушки. На парнях — шапка или папаха набекрень, если имелся чуб – виден из-под шапки. На шее поверх воротника – вязанный цветной шарф, такой же на поясе кушак. А девушки в ярких кашемировых или шелковых платках, белых валенках или сапожках. В сани помещались до 10 человек. Если всего несколько человек, то брали гармониста. В задней части саней размещались 2-3 подростка, а малышня 8-12 лет, кто на санях, если было место, или цеплялись сзади за сани. Маршрут был по Малой Гатчине: ул. Солодухина, Вокзальная, Песочная, Лермонтовская или Ленинградская и по Станционной возвращались.

Зимы были морозные и снежные, расчищали дороги «треугольником», запряженным лошадью. Треугольник из бревен или брусьев, окованный металлическим угольком, внутрь положены камни, булыжники. Если снег был рыхлый, его сдвигали, если сугроб уплотнен, только сверху сдвигали снег. Дороги плохо расчищались. На поворотах сугробы, раскаты. Сидевшие сзади подростки и малышня скатывались в сугроб, теряли их по пути, а кони – звери – не догонишь. Если не догнал, возвращаешься весь в снегу домой.

В воскресенье на вейке-тройке собирали утром пожилые пары, подвозили их к воротам кладбища. Здесь они вылезали из соней, стряхивали сено и под ручку шли в Красную церковь. А потом начиналось катание молодежи. А дома ждали блины, испеченные матерью. Блины с маслом, сметаной, вареньем и горячий чай из самовара. Всем было весело. А в город приезжали «чухны» из ближайших деревень, на одноконных заряженных санях и катали желающих за деньги.

Последний раз катались на вейках в 1937 году на тройке.

Автор

Владимир Симаненок

Ветеран ВОВ, мемуарист, родился 22 апреля 1922 года в г. Красногвардейске, как в то время называлась Гатчина. Несмотря на то что Владимир Павлович был прикован к постели, он продолжал писать свои воспоминания. Ушёл 20 марта 2016года, не дождавшись своего «ленинского» дня рождения 22 апреля и любимого Дня Победы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *