Мать и мат

Самое дорогое у каждого человека – мать – давшая своему ребенку жизнь, родившая, вскормившая и воспитавшая. Священное слово мать заменили на похабный мат, смешали с грязью, растоптали. За девять десятков лет неоднократно он усиливался, но были периоды, когда общество боролось с ним, и успешно.

Мои родители никогда не употребляли матерные слова, даже когда ссорились. В то далекое время 20-30-х годов ругательными словами были: черт, дьявол, сволочь. В начальной школе мальчишки не употребляли матерные слова, хотя мы изредка их слышали. А при девочках мальчики и парни никогда до войны не употребляли мат.

Помню, в четвертом классе в наш класс поступил новичок, украинец Куриленок. Однажды он девочку Машу покрыл матом. Мама вспыхнула, лицо ее зарделось пятнами, и она заплакала. Учительница этого сквернослова отругала и сказала, что такие слова нельзя говорить, а он в ответ: «Папа дома всегда так говорит». Учительница вызвала его отца, но он не понял, чем провинился его сын. Пришлось учительнице разъяснять ему, что это неприлично и сыну надо это внушать. Куриленок в пятом классе от нас ушел. 

Я вращался в среде рабочих и редко слышал мат, только при выполнении тяжелой работы, если что-то не получилось. В предвоенные годы редко слышался мат. В Солодухинской добровольной пожарной дружине, где я вращался среди рабочего люда, вспоминаю неприятный случай. На лошади возчиком-губаном работал мужик около сорока лет, здорового телосложения. Не помню, о чем шел разговор, и он про мою мать матерно выразился, я дал ему пощечину, не подумав, что 15-летнему подростку не надо было связываться со здоровым мужиком. Конечно, я получил удар в лицо, он меня сбил с ног и под глазом у меня был синяк. Мужик этот постоянно матерился, его речь была пересыпана матом. 

Я уже сказал, что до Великой Отечественной войны редко слышался мат среди мужчин, а у женщин ругательными словами были: черт, дьявол, лахудра, сволочь. Девочки и девушки не употребляли матерных слов, и парни при них не выражались. 

В Красной Армии на переднем крае мало слышалась мата, если только на тяжелом труде. Командиры на солдат не матерились, среди солдат попадались матершинники из отдельных местностей, например, «Скобари» и «хохлы», и, конечно, бывшие зеки.

Был я курсантом, а потом воевал в тяжелой артиллерии, тоже мат был, но умеренный, только при тяжелом труде.

После войны мат процветал на рынках, особенно среди инвалидов. А когда я поступил работать на железную дорогу на станцию «Гатчина-товарная», мат процветал. Начальство крыло своих подчиненных. Помню, начальник отдела движения Лениград-Балтийского отделения Кларштейн проводил утром селекторную планерку по телефону и начальников станций крыл изощренным матом.

На станции Товарной дежурный по станции по громкоговорящей радиосвязи, отдавая команды стрелочникам (женщинам), и свою речь пересыпал матом, а женщины между собой употребляли матерные слова и не считали оскорблением, если они друг друга материли или их мужчины посылали матом. 

В 60-е годы в обществе началась борьба за культуру русской речи. Гатчинский Горком КПСС поставил перед парторганизациям вопрос борьбы с матом. Я был секретарем парторганизации и совместно с начальником станции стали бороться с употреблениями мата при служебных переговорах. Запрещали употребление мата по громкоговорящей связи. Я приходил на стрелочные посты и беседовал со стрелочниками: как ни стыдно женщинам употреблять мат между собой. Очень трудно было доказывать, что они друг друга оскорбляют, унижая женское достоинство. Было очень трудно бороться.

Большинство работников прошли немецкую оккупацию, они привыкли к употреблению мата. Но постепенно из служебных переговоров исчезла матерщина. Конечно, привыкшие материться даже женщины употребляли мат, но меньше.

В 80-х годах мат вновь получил распространение, особенно среди молодежи. Хрущев ввел употребление «борматухи» — плодово-ягодного красного вина в 60-х годах, а в 80-х годах была борьба с пьянством. Вначале она дала положительный эффект, но затем стали употреблять различные алкогольные суррогаты и снова расцвел мат. В девяностые годы с наступлением «дермократии», когда все прошлое оплевывалось, все стало дозволено, массово расцвел мат, особенно среди молодежи. Пошла пропаганда употребления пива и его реклама. Пиво объявили безалкогольным напитком, его стало употреблять молодое поколение. Мальчишки и девчонки на улице, на ходу пьют из банок пиво. Шведкой и компания выступали по телевизору и по радио, утверждая, что мат исконно русский язык. Мат стал таким изощренным. Матюгаться стали мальчики при девочках. И сами девочки-школьницы тоже стали пересыпать свою речь матерными словами. 

В Ленинграде в книжном магазине «Дом книги» в отделе стали продаваться религиозные книги, пособия колдунам и словари блатного языка, молодежного сленга и матерных слов. Подростки идут по улице, а если прислушаться к их разговору, обычный культурный человек не поймет, о чем у них разговор, через каждое слово мат и, что самое страшное, на таком языке говорят школьники и студенты, парни и девушки.

Русский язык засорен американизмами и сплошным матом. Раньше такой разговор можно было услышать среди блатных зеков и в сумасшедших домах. Русские теряют свою русскость, теряют свой русский язык. В особенности в театрах, на сцене, в переводе американских кинофильмов, показ открытого секса и употребление мата соединилось в понятие свободы всего с вседозволенностью. Россия впадает в бескультурье, в похабную дикость. 

Неужели наши правители и депутаты не видят и не понимают, куда падает Россия? Или это кому-то нужно и выгодно?

 

Автор

Владимир Симаненок

Ветеран ВОВ, мемуарист, родился 22 апреля 1922 года в г. Красногвардейске, как в то время называлась Гатчина. Несмотря на то что Владимир Павлович был прикован к постели, он продолжал писать свои воспоминания. Ушёл 20 марта 2016года, не дождавшись своего «ленинского» дня рождения 22 апреля и любимого Дня Победы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *