Клады: мифы и действительность

Весеннее солнце неумолимо прогоняет стужу, разрушая ледовые оковы рек, лесов и полей. Оттаивающие прогалины с первыми побегами ранней травы начинают манить к себе птиц, проснувшихся насекомых и … кладоискателей. Сперва охотники за кладами активизируются на форумах, интенсивно переписываются. Один из начинающих «сталкеров» как-то разместил вопрос: «Кто копал в Гатчине?». Ответило сразу же несколько человек: «Спроси лучше — кто не копал в Гатчине?». Дело в том, что Гатчина и её окрестности — Мекка для «черных копателей». Все парки, скверы и окраины взяты на лопату не один раз. Выезжают кладоискатели в наш город целыми артелями – человек по двадцать. В Орловой роще и в Зверинце рыщут «специалисты» по второй мировой войне. В районе «бомбят» курганы «средневековщики». Во время Гражданской и Великой Отечественной войн, зажиточные гатчинцы, спасаясь от смертельной опасности, бежали из города, предварительно спрятав свои ценности. Многие закапывали столовое серебро, дорогую посуду, ювелирные изделия, делали тайники во дворах, подвалах, скверах и парках. А вот вернуться домой довелось далеко не всем.

В Дворцовом парке ищут легендарный «клад Юденича». По слухам белогвардейцы, отступая в 1919 году из Гатчины, увезли часть дворцовой мебели и картин, а какую-то коллекцию редкого оружия Александра III погрузить не успели и закопали где-то в парке. Уже много лет клад Юденича не даёт покоя «чёрным копателям». Они излазили все подземные коммуникации во дворце и окрестностях, перевернули все подозрительные камни, но легендарной коллекции никто так и не нашёл. Хотя, вряд ли тот, кто найдёт богатый клад, будет оповещать об этом весь Интернет. Но слухи всё равно появятся.

klad1Последнее время «чёрные копатели» интенсивно штурмуют недра Приоратского парка. Там во время войны были немецкие военные склады. Оружия никто правда не нашёл, зато обширные несанкционированные раскопки открыли взору странную картину — берега Колпанского водовода проходящего по территории парка густо усеяны битым фарфором, хрусталём и керамикой, аптекарской и косметической посудой 18-19 веков. По некоторым сведениям, после освобождения Гатчины дворец очищали от мусора, и всё что выгребали из разрушенных залов и галерей, свозили в парк и сваливали. Эти свалки оказались Клондайком для мародёров. Предмет «кузнецовского» фарфора стоит на «чёрном рынке» 30-40 тысяч рублей. Что удалось вывезти «чёрным копателям» из Гатчины, сказать трудно. По словам очевидцев одна из таких «бригад» нашла остов старого дореволюционного легкового автомобиля.

Властям (как впрочем, и всем нам!), наплевать на этот беспредел. И « чёрные копатели» год за годом уродуют Приоратский парк, срубая мешающие им деревья, перекапывая огромные поляны и растаскивая остатки нашего достояния. Один раз мне удалось застать на месте преступления одного из копателей. Это оказался здоровенный мужик солидного возраста. Мародёр сперва пытался спрятаться в кустах, но потом, поняв, что я не из полиции, принялся остервенело отмахиваться лопатой и металлодетектором и схватив рюкзак с добычей с завидной прытью рванул через заросли.

Наши недра и наша история остаются беззащитны перед нашествием современных варваров. Хотя кладоискательство на Руси всегда было бичом нашей культуры и повальным сумасшествием для любителей легкой наживы. Владимир Иванович Даль (да-да, тот самый) помимо создания толкового словаря русского языка, посвятил этой и этой теме очень серьёзное внимание. В пушкинские времена «черных копателей» было не меньше чем сейчас. Точно также бродили они целыми артелями по лесам и закоулкам, опрашивали стариков, сидели в архивах, «бомбили» все подозрительные места. Инструмент тот же, что и сейчас: лопата, щуп, магнит, рамка, только металлоискателей не было. «Заманчивое и соблазнительное дело! – пишет Даль. — С работы будешь горбат, а не будешь богат; трудись век, едва заработаешь на хлеб. А тут стоит только удачливо попасть на след да осторожно и умеючи взяться за дело – с вечера вышел с сумой, а наутро воротился в золоте». И тогда искали клады Ваньки Каина, разбойника Кудеяра, Гаркуши, Гришки Отрепьева, пугачёвский клад, что «положен в мешке кожаном, а мешок в рубаху, а поверх кладу положен убитый человек». Только почти все охотники за удачей оказывались в долгах и нищете. У современных копателей успехи немногим лучше: зачастую «хабар» состоит из нескольких пуговиц и кованых гвоздей. Реальные клады попадаются, как правило, людям случайным. А бывает «добыча» и совсем другого рода – кто-то получает при раскопках раны, которые годами не заживают, кто-то такие болезни – что врачи руками разводят. Это-то немудрено, если копнуть «чумной» курган или древний могильник. С некоторыми происходят вещи гораздо хуже и невероятней. Одного из «сталкеров» в гатчинских подземельях ужалила ядовитая змея, причём такая, каких здесь не водится. Некоторые сталкиваются с загадочными аномальными явлениями, которые тоже на здоровье кладоискателей сказываются не лучшим образом. Как правило, про такие случаи говорят, что клад заговорённый. «Чайники» да и большинство из нас в такую чушь не верят, «бывалые», кто на своей шкуре испытал, верят твёрдо и окончательно, и, нередко «завязывают» с этим промыслом. И, оказывается неспроста…

klad3О заговорах известно что, когда клад прячут, то пишут на него запись, типа : «….От села Свекловихина на полдни, в семи верстах от Красного яру, супротив большого каменного мару, в двухстах семнадцати шагах, а от раздвоившейся берёзы в сорока семи шагах, положено кладом, в двух чайниках медных да в котле чугунном, на глубине косой сажени , золотом на двадцать одну тысячу, серебром на семнадцать с половиною тысяч, да золотых с каменьями перстней два. А клад этот никому не дастся, только дастся он молодому удалому накануне Ивана Купала, коли задом пройдёт от самого села до места и станет рыть, не оглядываясь, не озираючись, да обет положит выкупить троих на волю вольную. А буде зароку не выполнит, то клад пропадёт, в него самого уйдёт и огнём въестся, и в костях мозги усохнут. Слово моё крепко». Ещё бывают заговоры на годы и на «головы»: клад не может быть найден, если не пройдёт определённый срок или при его поисках не погибнет определённое количество людей. «Иные кладут клад с молитвою, а чаще спознавшись с нечистой силой, с бесовскою властию…» — пишет Даль, который сам в эти заговоры не верил, а зря…

Известный советский фольклорист В. П. Зиновьев в своём сборник «Мифологические рассказы русского населения Восточной Сибири», приводит несколько любопытных быличек про людей, у которых ничего нельзя украсть!

«Один человек едя парой конями. У няго на возу и мяшки, и сено. Зимой, шибко уже морозы были. На ем доха, с обоих сторон мех. Чижелая-чижелая! И он доехал до ресторана. Коней свел с дороги, с дороги свел, поставил в сторонке, доху снял с себя, на воз бросил, и сам пошел в трактир. Там ходит скотина, коровы там никогда не загоняются. И ни одна корова к возу не подошла. Она же заворожена! Не видють! А он прошел, за задний стол сел. Там в столовой народ. А он сел за задний стол. А один выскочил, хотел доху взять. Выскочил, доху-то хватае. А тут видють в окно да:

-Эй, эй! Доху-то бяруть, крадуть! Он:

-Нет, ее никто не украде. Она чижела, ее никто не унесе!

…Вор хватил на руку-то доху — да стоить! Стоить и стоить, стоить и стоить! А он время продолжае: «Че он мне, пускай стоить». Чай сидит пье да разговарие. Да рассказывае, а ён все стоить с дохою! Вот. Но уж время-то много… Вышел да говорить:- Но ладно, ты ее не утащишь — она чижелая. Положи, — говорит, — да иди!

Вор рад до смерти. Бросил да убежал…»

Или ещё: «Дед с внуком везли однажды воз пшеницы, смололи на мельнице, обратно едут. Ну, темнеет. Оне к Грише Босяку: — Пусти нас ночевать. Ну, он: — Заходите. Оне говорят, мол, воз надо завезти. А он: — Ниче, ниче. Пусть там. Если че случится, я, паря, свое отдаю. Утром встают: пять мужиков круг телеги ходят с мешками, а уйти не могут. Гриша к ним подошел, каждого по плечу стукнул и говорит: — Ну, спасибо за службу. Оне мешки побросали и ушли!»

В одном из скитов к к одному старцу в огород однажды забрались воры: «Наполнив свои короба овощами, они возложили их на себя с намерением унести, но не смогли и с места сойти, и так простояли два дня и две ночи неподвижно, под тяжелым бременем. Потом начали кричать: «Отче святый, пусти нас с места». На голос пришли некоторые из братии, но не смогли свести их с места. На вопрос иноков: «Когда вы сюда пришли?» — они отвечали: «Два дня и две ночи стоим здесь». — «Мы всегда ходили сюда, почему же не видели вас?» — «Да и мы, если бы видели вас, давно уже со слезами просили бы прощения у вашего старца». Пришел и сам старец и сказал ворам: «Вы всю жизнь пребывая в праздности, без трудов, крадете чужие труды, поэтому стойте здесь в праздности все годы вашей жизни». Со слезами воры умоляли отпустить их, обещали впредь не делать ничего подобного. Старец сказал: «Если хотите руками своими трудиться и от труда вашего других питать, то отпущу». Они с клятвою дали обещание исполнить его веление. Тогда он сказал: «Благословен Бог, укрепляющий вас; потрудитесь год в этой обители на братию». После этого разрешил их от невидимых уз своею молитвою, и они действительно трудились год в скиту».

Ученые, изучая такие случаи, объясняют их действием гипноза. Но гипнотизирует-то не человек! Гипнотическим действием обладают предметы и местность, которые сохраняют волю владельца! Методика создания таких гипнотических полей уже давно утрачена, а когда-то некоторые наши предки владели её в совершенстве, и использовали своё могущество в захоронении кладов. Так что заговоры существуют на самом деле и действуют и поныне, оберегая подземные сокровища, независимо от того верим мы в них или нет. Может хоть наши предки своими колдовскими чарами защитят нашу историю от варваров. Больше ведь некому.

Автор

Константин Иванов

Журналист, член клуба «Мир непознанного». Руководит фирмой «Конкур», которая занимается созданием видеофильмами, фотосъемкой, рекламными и информационными сюжетами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *