Гусь свинье не товарищ…

Дело было осенью в Карташевке, где-то года в 70-е. Местные мужики сидели как-то в выходной на брёвнах, сваленных на улице, курили, за жизнь говорили да поглядывали в серое небо. А в небе сквозь низкие рваные тучи прямо над посёлком один за другим спешили на юг караваны диких гусей. У них тут, говорят, миграционные пути проходят. И когда на посёлок накатывала особенно густая стая, то трубная протяжная перекличка пернатых странников невольно прерывала степенную беседу бревенчатых сидельцев. Ну, какой мужик в душе не охотник? И разговор тут же переходил на животрепещущую тему.
-Красиво летят! С ружьишка бы по ним сейчас.
-Сдурел! В посёлке стрелять нельзя. Участковый тебя поздравит с удачной охотой.
-А ежели за окраину выйти?
-А толку. Не достанешь с ружья. Вишь какую высоту держат. Потому как гусь не дурак. Знает на сколько наши пукалки бьют, ниже не опустится.
-Да-а-а…
-Хоть бы чуть пониже шли метров на тридцать, паршивцы.
-Да-а-а… Неплохо б сейчас гуся с яблоками. Яблок вишь уродилось тьма. Осенины б справили. Ну да гдетам…
Может так разговорами наблюдение за гусями и закончилось бы, не встрянь дед Кузьма, репей ему в бороду.
-Эх, мужики, не охотники вы! Глянь, великолепие какое зазря летает. Каждый килограмм на пять тянет. Поросята с крыльями, а не гуси!
-Дед, уймись!
-Чего уймись? Летят им вишь высоко. Тьфу! Тут доплюнуть можно. Мы в войну самолёты с винтовок сбивали. Немец-то был не дурнее гуся. Один хрен, доставали.
-Дед, хорош заливать! Тоже Василий Тёркин нашёлся. Умный такой, возьми и добудь хоть одного.
А дед, в рот ему кочерыжка, не унимается. Видать успел с утра дербалызнуть.
-Нет, вы гляньте, мужики, что делается! Вона их сколько! Летят себе к тёплому морю отдыхать, все гладкие да сытые, как наши депутаты. А толку с них, кроме помёта на голову, никакого! От гусей в смысле. Хоть ракетой по ним шибануть, что ли.
Тут Григорьич, самый рассудительный из мужиков и говорит: «А, что? Ракетой, пожалуй, можно. Если грамотно подойти, то соорудить её недолго». Мужики галдят-спорят .
-Не, не выйдет!
-Чего не выйдет? Сделать всё можно, ежели руки растут откуда надо. Ты у Савельича самогонный аппарат видел? Синхрофазотрон! Ещё Наполеон говорил – у русского Ивана и грабли стреляют.
Раззадорились мужики, орут, руками машут, ракеты в воздухе рисуют.
-Григорьич, скажи, ты же в Ленинграде, где-то на ракетно-бомбовом заводе работаешь. Должён знать, можно ли ракету соорудить, чтобы по гусям шарахнуть?
Григорьич папироску добил и говорит: — «Что зря галдеть. Надо взять и посчитать». Сказано –сделано. Взяли мужики и посчитали. Потом ещё взяли, ну чтобы расчёты проверить. Главное, по расчётам всё сходится. Взлетает ракета вертикально этак метров на двести и там ка-а-а-а-к…, в общем, взрывается, а дальше иди, собирай гусей.
К постройке подошли с энтузиазмом, корпус сделали из старой самоварной трубы, приклепали стабилизаторы, присобачили боеголовку с запалом, заряженную крупной дробью. Главную ступень начинили пироксилином, благо этой дряни после войны по всей округе тогда предостаточно было. Вроде всё по уму. Запускать решили от деда Кузьмы. Двор его на самой окраине, от лишних глаз и ушей в стороне, да и сам эту мысль подал, стало быть, ему и отдуваться.
Поставили мужики ракету посреди двора на особый помост, толкутся вокруг, гомонят, как на Байконуре перед запуском. Дед Кузьма на баню залез, следит, когда гуси ближе подлетят. Григорьич командует: — « А, ну все на хрен, ушли за сарай! Потому как ракета не облётанная, ежели, что не так пойдёт, ездануть может так, что потом через вас вермишель сливать удобно будет».
Ну, мужики – за сарай, спорят там, взлетит — не взлетит. А дед Кузьма с бани семафорит: — «Летят, ети их!» И точно идут гуси большущим косяком прямо на стартовую позицию. Григорьич на глаз дистанцию подгадал, папироской фитилёк запалил – и деру! Лежат мужики за сараем, считают:-«Один, два, три… девять. Поехали!..» Но, как не считай, а всего не учтёшь. Как не мудри, всегда какая-нибудь хреновина вылезет в самый неподходящий момент.
Был у деда Кузьмы поросёнок по кличке Борька-бульдозер. Сам худющий, как велосипед, уши как лопухи и рыло – лопатой. Этим рылом Борька перепахал все соседские огороды. Идет дед Кузьма по улице – со всех сторон на него орут:-«Опять твой бульдозер всю клумбу перевернул, тварь пакостная! Прибить его мало! Когда ж ты этого вредителя приколешь наконец? » А дед, ежа ему в портки, ответствует, мол, не вошел ещё поросёнок в тело, а лазит везде по неразумению, калитку запирать надо. — «Да хрен он у тебя, когда откормится, утроба ненасытная! Это он по неразумению новый забор подрыл? Сами поймаем его и приколем!» Дед только ухмыляется в бороду, знает, проще воробья в поле поймать , чем Борьку в огороде. Даром, что свинья, а хитрющий да верткий как рыба-вьюн. Так вот, стало быть, мужики считают мгновенья до запуска – откуда не возьмись Борька-бульдозер! И прямиком к ракете своим рылом любопытным лезет. Все давай орать:-«Куда?!Кыш, нечисть носатая! Уйди к чёртовой матери!» А Борька знает, раз на него орут, значит там что-то вкусное и интересное. И пятаком своим ракетную установку толкнул. Ракета — бац на бок, точно в сторону бани! Тут у неё маршевый двигатель и сработал, опалил поросёнку рыло, а ракета прямой наводкой как шарахнет в баню. Застряла там под крышей , шипит, дым с неё валит, Борька-бульдозер с обожжённым рылом визжит, тут гуси налетели-галдят, а на бане дед Кузьма сидит, ждёт, когда дичь с неба повалится, мужики деду орут :-«Прыгай , дед, язви тебя в бороду! Взорвёшься!» Кузьма сверху гвалт слышит, а ничего ж не видно, кричит мужикам: — «Ну, чего там?! Чего Борька верещит? Ракета где?!» — «Сейчас узнаешь где! Прыгай, Гагарин, чтоб тебя!» Пока дед примеривался как бы удачней с бани сигануть, запал у ракеты догорел, и она под крышей ка-а-а-к… Дед вместе с крышей взлетел на пару метров и в огороде приземлился. Щепки от крыши до гусей чётко по расчёту достали, но гусям они хоть бы что, только перья повыбивало, да ещё когда гуси пугаются, они моментально желудки опорожняют, чтобы быстрее улететь подальше. Мужики из-за сарая только вылезли, тут их и накрыло, стая-то большущая была. Сбежались соседи на шум, видят, баня дымит без крыши, дед Кузьма блажит в огороде, мужиков костерит по матери, мужики — все в гусином дерьме и в перьях по двору Борьку-бульдозера гоняют. Ему-то откуда знать, что гусь свинье не товарищ.

Автор

Константин Иванов

Журналист, член клуба «Мир непознанного». Руководит фирмой «Конкур», которая занимается созданием видеофильмами, фотосъемкой, рекламными и информационными сюжетами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *