Аркадий Александров: Экспериментальная кривая жизни

Для меня физика всегда была предметом темным. Или я — темным предметом для изучения физики. Это было крушение папиных надежд. Самая естественная из естественных наук, самая ощущаемая и полезная, способная рассказать человечеству, как было дело до его появления на свет и почему на верхней полке спать теплее, оказалась совершенно недоступна отпрыску выпускника физмеха. Нет, папа всегда умел объяснить восхитительно просто самые сложные вещи — так что вычислять факториалы и доказывать невозможность достижения скорости света любым телом, обладающим массой, я научилась задолго до сверстников. Но чтобы понимать, надо любить — а этого чувства физика во мне не вызывала. Читать далее Аркадий Александров: Экспериментальная кривая жизни