Внук открывает мир

Сам стал брать в руки книжки и подолгу их рассматривает. А мы радостно «отлучаемся» для своих дел. Вдруг однажды слышим:

— Что это за книжка? Тут не по-русски.

Оказалось, что это нотная тетрадь.

* * *

Появилась, кажется, тяга к труду физическому. Когда мы в очередной раз совершили визит к моим друзьям, хозяин дал Илье возможность поработать. И нам потихоньку — посмотреть. Сцена была уморительная!

Чуть присев, покраснев от натуги, вспотев и пустив сладкую слюну, трёхлетний малыш держал молоток и усердно колотил им по гвоздю, зажатому в тисочках. Я даже простила хозяину столь опасную затею, увидев внука в состоянии неописуемого восторга.

Орал, уходя, не отдавал молоток. А когда дома расспрашивали, каково это — работать, пояснил вполне откровенно:

— И попка дрожала, и мозги тряслись!

* * *

Очень хочет стать «взрослым дядей». Сшили ему брючки, похвалил их или нас:

— Хорошо! Как у дяди.

Присаживается со спичкой, якобы покурить, все сердятся, отнимают палочку, вопрошают, зачем ему это. 

— Курю, потому что мужчина и мудрец! — отвечает.

Но когда сказали, что в новых брюках он пойдет в детсад, а там курящих не принимают, сам швырнул спичку и отрезал:

— Всё! Бросил курить!

Потом посмотрел на себя в зеркало и удовлетворённо заключил:

— Ничего! Вполне симпатичный!

* * *

Долгим очарование детсадом не было. Довольно скоро утром сообщил о внезапном недуге:

— Глазки уже открылись, а встать никак не могут!

* * *

Стал привыкать, говорит «мой садик». Но становится каким-то инкубаторским. Опечален!

— Меня обозвали «умником».

Бодро ест вечером. Мы недоумеваем, что ли ужина не было. Отвечает:

— Не успел. Меня воспитывали!

И вдруг моляще запросился на нашу прогулку:

— Дай лапку, бабушка! И пойдём по нашей тропке к стадиону! Или даже полетим в небо. Вот оно как поднялось высоко, пока я был в детсадике.

* * *

Стал настоящим собирателем слов. Новыми любуется. Потом их не забывает. Но нас беспокоит, что с улицы он приносим много словесного мусора. Увещеваем, объясняем. Когда он игнорирует все, пытаемся взять шуткой. Но и тут он находчив.

— Ты хороший или шкода? — спрашиваю.

— Я хороший шкода!

* * *

Понравилась ему наша «охота» со шваброй на паука. Он браво кричал:

— Будем брать.

В итоге битвы выяснилось, что паука и след простыл.

— Ищите! — командует. — Протрите глаз!

* * *

Растёт интерес к людям и к тому, чем они заняты. Спрашивает о соседях:

— Это красивая тётя? Умелая? А дядя хороший? Не дурак?

Напряженные, сопереживательные вопросы к маме.

— Это ты, мама, намазюкала? — спрашивает он о портрете «лексикой» самой художницы. — Понесёшь в музей, на выставку или будешь мазать-красить до победы?!

Во всё вкладывает много страсти, брянчит ли на балалайке, растягивает ли гармошку. Притопывает и призывает:

— Тоже топай, кричи про барышню. Давай, давай! И я пляшу.

Когда получил в подарок пластиковый трактор, благодарностью он просто фонтанировал:

— Отличный трактор! Он же может быть мотоциклом. Это лучший подарок!

А когда в выходной день мы странствовали по ВДНХ, он сразу усмотрел площадку с сельхозмашинами и возопил:

— Посади же меня, наконец, за настоящий руль!

Когда снова поехали на ВДНХ, продолжая наши экскурсы в большой мир, его нельзя было уже оторвать от самолёта. Гладил крылья, заглядывал в кабину. А я торопила, чтоб не опоздать к автобусу. Однако автобус подкатил к остановке довольно быстро. И внук благодарно под общий смех ожидающих похвалил водителя и машину разом:

— Какой уважительный автобус! Не заставил нас долго ждать!

* * *

Стал критичен. Увидел дядю Толю с папиросой — тоном бабушки укорил:

— Брось курить! Это вредно и некрасиво!

* * *

Научился хитрить и настраивать на своём.

Мама хочет его скорее домой загнать и предлагает игру:

— Я паровозик, ты — вагончик. Куда паровоз — туда и вагон! Я начинаю движение: «чух-чух, чух-чух»…

Оглянулась, а он на месте стоит и снисходительно разрешает:

— Ты чухай-чухай, иди домой, а я тут ещё побуду.

* * *

Увидел на телеэкране заставку: земной шар в параллелях и меридианах. Спрашивает маму: «Что это?».

— Наша земля. Мы на ней живём.

Потопал по полу ногой, но не как всегда, а будто по округлой поверхности, и спросил поражённо:

— По этой земле, по шарику мы и ходим?

* * *

Не любит, когда его отстраняют от взрослых гостей, особенно если это новые люди. Ему бы, по-хорошему, спать надо — заметил кто-то. Он парирует:

— По-человечески и по-хорошему мне уже и вставать пора!

Когда гости заторопились и ушли, он взглянул на стол и «задним числом» укорил:

— Всё съели. Один мусор остался…

* * *

Бывает и самокритичен. Часто болея ангиной, всё же затягивает свои прогулки. Но потом признаёт:

— Если ребёнку потакать, он никогда не вылечится…

* * *

Кстати, с прогулками всегда проблемы: то взрослые заняты, то погода не та.

Он упорно настаивает. Прабабушка отнекивается:

— Пока холодно. Подождём.

Откликаюсь вдруг я:

— Пойдём со мной!

— А что, улица так быстро потеплела?

Летом диалоги не менее примечательны:

— Вот спадёт жара, и я его поведу, — обещает мама.

— Вот нога отпустит, мы и пойдём, — уступает прабабушка.

— Да, с мальчиком надо что-то решать, — заключает наш герой, — на улицу-то всё равно надо!

* * *

Ответы его всегда неожиданны. Разбаловались мы с ним как-то, и я шутя совсем как колобку говорю:

— Я тебя съем!

— Не ешь меня, — отвечает. — У меня штанишки грязноваты.

— А мы тебя сейчас отмоем, со штанишками…

— Нет, нет — всерьёз останавливает он меня. — Я лучше в тебя через глаза войду!

Смотрит на меня как гипнотизёр… И вдруг:

— Нет, не получится! Я могу споткнуться о твой лоб!

* * *

Очень стал задумываться о мере человеческих отношений. Много задаёт вопросов. Например:

— Мы с тобой дружим, бабушка?

— Да!

— А почему мы дружим не каждый день?

Гости у нас — Дима с родителями, из другого города. Они очень привязались друг к другу, всё делили пополам. Кто-то из взрослых спросил, не дерутся ли они, умеют ли дать сдачи. И Дима ответил:

— А где же её взять, сдачу?

Все смеялись. Больше других Илья. А когда уехали, он загрустил:

— Тяжело, грустно без друга…

* * *

Илье четвёртый год. А его рассказы образны. Любит сочинять, досочинять сказки:

— Я видел сон. Ко мне из ночи, из темноты пришли злые волки. Разбойники меня спасли, а сами не спаслись. Их съела Лиса. Она и на меня напала. Но я быстро проснулся.

Может живописать воображаемую охоту:

— Был на охоте за забором. Но крупной дичи не было. Так, мелочь. Ни тебе зайца, ни кабана…

Любит моё чтение былин и часто врывается в повествование:

— Подожди, Соловей-разбойник. Вот Илья, то есть я, поем борща, попью кваску, наберусь силушки и побью тебя палицей. Да и поскачу в Киев-град на твоём коне.

А то и Пушкину подражает, когда готовить отповедь прабабушке:

— Пуще прежнего бранится вздорная старуха, не даёт Илюхе покою… 

Обиженная бабушка останавливает его, идущего в ванную комнату к маме жаловаться:

— Нехорошо заглядывать! Оставь маму в покое.

После временного затишья уже бабушка интересуется, куда так надолго пропала мама. Внук парирует:

— Она осталась в покое!

* * *

Слышит много тревожных разговоров от соседей про проводы в армию.

— А если я с тобой пойду служить? — спрашиваю его почти серьёзно.

— Бабушек там не бывает! Солдат на посту один!

— Ну, телефонисткой, медсестрой…

— Ладно, — снизошёл. Собирайся!

Но, подумав, остановил:

— Нет, жди дома! Солдат идёт один.

* * *

Прячет какую-то коробочку. Заверяет, что в ней чудеса. Предлагаю открыть и подсмотреть.

— Нет не коробочку надо, а чудеса открывать. Это трудно!

* * *

Прогулки наши всё длительнее. Это уже походы на простор, с привалами. Подкрепимся чаем, бутербродом и смотрим уже не на землю, а в небо, следим за облаками. Угадываем, какие из них похожи на дождевые. Он даёт всем названия:

— Лёгкие, тяжёлые, рваные…

Переключаем внимание на ручей. Он определяет его музыку:

— Журчит, поёт…

А потом снова — к небу:

— Давай ещё облака посчитаем и поназываем, а то они растают. 

На обратном пути просит пройти мимо фонтанов и радуется новым словам:

— Мы идём с тобой к фонтанам, значит мы кто? Мы фонтанёры. Нет, — подумав, уточняет: — Мы фантазёры!

Я радуюсь находкам и поощрительно глажу по головке, но «против шерстки» и приговариваю:

— Ты колючий, как ёжик!

— Да?! Значит, сперва я был ёжиком. Вот бы ушки такие и рыльце, чтобы хрюкнуть радостно!

* * *

Научился любезничать. Похвалил меня за завтрак. Заодно отметил:

— Кажется, сегодня мой день. Ты говорила, что по вторникам меня любишь и поэтому у тебя новые халатик и кудряшки? Где ты их взяла?

— В парикмахерской!

— А почему ты мне парикмахерскую дома устраиваешь?!

* * *

Делает уже очень глубокие выводы из своих наблюдений:

— У бабы Фроси папы давно нет, у бабы Раи и мамы тоже умерли! И я решил: буду вам всем папой!

— ???

Не бойтесь! Я буду заботливым папой!

* * *

Голосом комментатора шахматной игры:

— Один выставлял, выставлял лишние пешки. А другой сыграл ни для чего!

* * *

Стал распределять роли для домашнего спектакля. И назначил самую старенькую бабулю Мальвиной. И пояснил:

— Она ведь тоже заставляет мыть руки и чистить зубы!

— А я тогда папа Карло?

— Нет, ты баба Карла!

* * *

Всегда расспрашиваем, как идёт жизнь в детском саду.

— Ну, как. Снимаешь верхнюю одежду, обувь. Идёшь в группу — там и начинается вся наша история.

А тебя что интересует в ней?

— Есть же у тебя друг, он чуть больше, чуть старше…

— Нет, он полубольше, полустарше.

— Ты, чувствую, не в духе, недоволен, что я за тобой пришла?

— Да, я ждал маму. Душа никак не могла дождаться. А за некоторыми даже папы приходят!

* * *

Сочувственно прислушивается к причитаниям бабы Фроси:

— Старость давит, гнёт в три погибели, старость мучит…

— Открываем двери! — не выдерживает Илюшка.

— Зачем?!

— Старость выгонять будем!

* * *

Пришли в семью моих старых друзей. Хозяйка ушла на кухню готовить чай. А Илья солидно устроился для беседы с хозяином. Сразу огорошил того, далёкого от спорта, вопросом:

— Как ты относишься, деда, к хоккею?

Тот растерялся, бормочет, что он болельщик неважный.

— Вот почему у вас гантели спрятаны!

Хозяин пытается поднять свой авторитет и пересказывает сцену из «Жестокого века», которую, по-видимому, только что прочёл.

Это необычайно впечатлило мальчика. Дома он сделал тюрбан из бабушкиного платка, воссел на коврик по-турецки. Опустил уголки губ и неестественно сузил глаза.

— Что с тобой? — спросила мама.

— Не видишь что ли? Я потомок Чингисхана!

* * *

Наша гостья из другого города в свободные минуты баловала Илью чтением. После её отъезда, указывая на шеститомник Пушкина, он с упрёком сказал:

— Тут же всегда жили-были стихи и детские сказки про Салтана, про Балду! А я и не знал! Что у нас есть сам Пушкин, вы тоже не знали?

Мы были сражены. Полагали, что ещё не пришло время для такого чтения. А зря!

* * *

Как-то поработал у нас всерьёз дядя Толя, разрешивший Илье подавать ему из ящика инструменты. После чего мальчик решил:

— Пойду на завод работать дядей Толей.

Одновременно потеплел к его дочери и своей сестре Кате. Стали они вместе дружно играть. Мне показалась игра страшноватой. Он снимал со стеллажей стопы книг и укладывал их возле дивана, на котором в эффектной позе возлежала Катя и произносила:

— Работай! Иди далеко и неси много!

Мне она дала более точное объяснение:

— Это мы играем в харошаю семью!

* * *

Но Илье больше нравится играть со мной. По вечерам итожит дни отдыха:

— Хороший у нас был день, правда? Не болели. Не только пили-ели. А гимнастику делали, в поход ходили, читали-рисовали. Давай еще побеседуем!

— Давай! Скажи, откуда взялся этот бородатый гномик?

— Он жил сперва в книжке. Пришёл к нам из сказки. Или из мультфильма. Не с тротуара же!

— Зачем ему колпачок?

— Лысинку прикрывает!

— А какие смешные тапки у него…

— Но тогда же сапог не было!

— Это когда же — тогда?

— Он же из прошлого! Давно живёт.

— А где мог родиться? У кого?

— Ну… Это знают только его родители. Если и они захотят сделать тебе приятное, то тоже придут из сказки и всё сами расскажут.

* * *

Бывает, приходит из садика полный впечатлений и сразу предлагает:

— Ну, спрашивай! Скорей!

А если нелады, вопросов избегает…

* * *

Полюбил позировать для маминых картин. Плескался, например, в ванне, а работа эта попала на выставку и в каталог. Считает себя как-то причастным к успеху. И уже на прогулках, похоже, вписывает себя в тот или иной пейзаж. Показывает мне с аппетитом:

— Смотри: какое приволье. А вот не ручей, а будто водопад. А вот это дупло — пусть будет вход в пещеру. Мама может меня поставить у этого входа и рисовать. Долго так простоит — и порисует. Я люблю, когда она на меня смотрит…

* * *

Утром побежал к маме и произнёс:

«Я большом кораблю

Дам название «Мама»!»

Потом — ко мне, под одеяло, и шепчет:

«Я с бабушкой моей

Дружу давным-давно:

Она во всех затеях

Со мною заодно!»

Это был его подарок к 8 Марта. Так посоветовали в садике. Очень нам пришёлся по сердцу этот сюрприз. Потом показал нам рисунок с множеством цветных кусочков. Пожаловался:

— Сказали, что название «Демонстрация» не подходит…

— Отчего же? — удивилась мама. — Тут же за воздушными шарами и людей не видно! Молодец, юный абстракционист!

* * *

Впервые мальчик побывал в драмтеатре, увидел Белоснежку с её гномами. Пристально во всё вглядывался и заключил:

— Мне нравится театр!

А ведь совсем недавно, когда в оперном нам вместо «Пети и Волка» предложили рок, «Маугли», он поторопил нас с уходом, заявив:

— Сюда я больше не пойду! Лучше в цирк!

* * *

Стал без всяких просьб сообщать обо всём новом, что происходило в детсадике. Довольно обстоятельно передаёт суть беседы с воспитательницей. Свои ответы — что значит жить дружно?

— Это значит, что никто не ссорится и все друг друга награждают дружеством!

— Если бы к нам вдруг пришёл в гости космонавт?

— Я бы побежал навстречу такому гостю, взял за руку, повёл к книжному шкафу и показал, что у нас есть хорошие книги о Юрии Гагарине и других космонавтах.

* * *

Любит бывать на природе. Чувствует её. Личико всегда радостное на прогулках, светлое, глаза доверчивые. Поёт и ликует. Считает, слагая и вычитая. Сочиняет. Вчера черепаху нашли, а сегодня он её вернул на волю:

— Тут ей лучше. Пусть разговаривает с листьями, ручьём!

Продолжает быть критичным. Вернулись с мамой из театра, где смотрели «Морозко». Он пересчитал все огрехи.

— На сцене Морозко ведь ничего не дал падчерице. Почему? Я точно помню, что в сказке он её одарил.

* * *

Мама на время уехала. Он скучает. Потерял аппетит, весёлость. Мы уговариваем на время отвлечься от грустных мыслей. Он вроде соглашается, но:

— Но не совсем же! Не до забыть?! Она, может, заболела, заблудилась, а я тут «ла-ла-ла» выходит?

* * *

Была забавная сцена. Мама примеряла красные шорты. Он, влетев в комнату, мгновенно среагировал:

— Ты их быку выставишь? Зачем?

Оказалось. Он видел мультфильм-иронию о тореадоре, пустившем в ход вместо красной тряпки семейные трусы. 

Когда мы собрались на прогулку, он сменил свои яркие шорты на синие, пояснив мне:

— Так спокойнее! Вдруг и мы с тобой быка встретим…

* * *

Илье исполнилось пять лет. Получил в подарок «Тетрадь дошкольника», будет тренироваться в письме, счёте, рисовании. Вечером сообщил:

— В садике меня поздравили и перевели в старшую группу. Я взрослый!

Мальчик действительно взрослеет. Сам включает проигрыватель, слушает сказки. И просто музыку. Подолгу. А мы наблюдаем за ним. По-мужски ладненький, головастый (во всех смыслах!). Хороша шапочка золотистых волос. А глаза… Про них одна моя знакомая сказала: «Неземные, как у пришельца!» Большие, тёмные, бархатные, падающие в стороны и вниз — длинные. Поведение — то углублённое в себя, то страстно-буйное. Дома у него друг, Кузя Царапкин. Но царапает он мальчика чисто символически. Для кота у Ильи даже голос особенный, ласковый. А у того — взаимное мурчание (вместо рычания — к другим). Они всегда рядом сидят на ковре и «играют» в шахматы. Оба отважно двигают фигуры на доске. 

Недавно Илья сочинил сказку про своего друга и попросил меня записать:

— Жили-были мы. Однажды у нас появился котёнок. Когда-то у него была храбрая мама: защищала его, бросаясь даже на собаку. Теперь он подрос и сам бросается на бабушку, кусает её за пятки. Мы его даже переназвали из Царапкина в Кусакина. А на улице он боится всего: машин, людей, всякого шума. Но постепенно перестаёт бояться.

* * *

Илюша жил в большом беспокойстве без мамы, которую пригласили на Всесоюзный молодёжный пленэр. Плохо спал, лихорадочно зачёркивал дни в календаре. Считал, сколько же до встречи.

Мама привезла ему костюмчик, якобы от фирмы «Адидас». И мальчик, нарядившись, тут же исчез. Убежал во двор хвастаться. Нет его и нет. Пошли искать. Стоит в самом центре детского рынка. Вернее, бартера. Погода — прохладная, а он — голый. В кулачке зажаты заклады тех, кто примеряет за кустами костюмчик. Нам объясняет:

— Ты, мама, принесла мне радость. А я — им. Они мне — ещё!

И показывает на ладони значки и медальки, которые предстоит вернуть:

— Их же дали на подержание!

Вернулись. Лечились. Костюмчик постирала. Но он, разошедшись по швам, уже никуда не годился.

* * *

Любит порассуждать, пофантазировать. Сидит, скажем, в песочнице, где все лепят «пирожки», а он пересыпает с ладошки в ладошку песок и говорит:

— Вот если всё на земле запустить, она и превратится в песок. В пустыню. Людям бы надо хоть чуть больше стараться всё уберечь. Да разве их заставить?

Я подыгрываю ему, предлагаю варианты поведения. Он оживляется. Тоже строит планы. Но потом прерывает себя же:

— Да слишком много всего надо, сил не хватит. Буду думать!

* * *

Разрешила ему складывать книжки и игрушки по своему усмотрению. Он прямо захлебнулся от запаха свободы. Часто на любое наше задание откликается так:

— Как вы советуете или по своему усмотрению?

* * *

На прогулке вдруг спрашивает:

— Ты знаешь песни петровского времени?

Я обижаюсь, что меня считают такой древней.

— Ну, помнишь, ты хотела приготовить из мёда петровский квас!

— Да, это из кулинарной книги рецепт. А при чём тут песни?

— Я думал, к рецепту и песни прилагаются. Попьют люди квасу — и запоют. Про время Петра I.

* * *

Повела Илью в «Детский мир» и взяла с него слово, что он будет сдержанным. Он и вправду сперва только и твердил:

— Мотоцикл! Но это дорого… Велосипед? Нет, он великоват.

И вдруг на весь магазин:

— А вот это берём. И всё тут! 

Это относилось к индейцам и маленькому экрану для слайдов.

Для сестрёнки приглядел большую куклу, отметив «настоящие» волосы и глаза, как алмазы.

— Это кукла наследника Тутти! — провозгласил он и долго искал повод, чтобы не сразу отдать подарок по назначению.

* * *

Всё чаще дома разговоры о том, что наш мальчик пойдёт в нулевой класс. Он уже и сам рисует себя таким, каким станет в ту пору:

— Сам выношу мусор, сам хожу в магазин. Учиться буду ровно, а не так, чтобы то два, то пять… Дневник прятать не стану, о плохом сам скажу. Это лучше, чем подыскивать враньё.

* * *

У мамы-художницы выставки, успех. И он тянется к карандашу, фломастеру, акварели. Нарисовал какой-то жемчужный дворец, под Чюрлёниса с юмором — о людях. Красивое видит в природе, одежде. Захотел изобразить красивый бант сестры.

— Он у неё, как торт кремовый, с цветными слойками!

* * *

Не раз его подводила открытость. Стал осторожничать, не доверять. Даже коту:

— Что ластишься? Лапкой гладишь, гладишь, а потом и тянешь…

* * *

Перед нулевым классом решили дать опробовать себя Илье в английском и музыке. Вчера состоялся первый урок. Ждали его с нетерпением. Он ворвался в дом вихрем:

— Хотите послушать песенку-лесенку?

Взбодренный нашей солидарностью, он принял позу: установил ладошку на уровне подбородка. Вытянув его, стал «расти» лесенкой.

— Я иду вверх, — совсем высоким голосом воспарил он, отмечая ладошкой ступени.

— Я иду вниз, — понизил голос, изображая спуск ступеней.

Открывает крышку пианино, ставит на клавиши пальчики:

— Вот так надо — яблочком!

Мама, уже «проходившая» это, одобряет. И следит, правильно ли показывает скрипичный знак и ножки.

* * *

Неожиданно и одновременно мы с внуком заболели. Лежим. Он ищет, что бы я ему почитала. Натыкается на музыкальный словарь-справочник. И требует именно его, а не что-то другое, читать. Осваиваем понятия адажио, аллегро, антракт и т.д. Заставляет даже петь гимн. За это я требую особую цену — помассировать мне спину. Посомневавшись, он решает:

— Сделаем так. Возьмём твои иголки (инлихатор) и будем этим давить на спину. Вот идём медленно, нежно — это адажио? Посильнее и быстрее — аллегро! Ударяю окончательно — аккорд!

Я несказанно рада и лечению, и учению. Прошу его повторить. А у него ручки устали и он отказывает:

— Всё, — говорит, — антракт!

* * *

Собираем гербарий, т.к. этого в школе скоро потребуют. Получается неплохой. Приклеили даже саранчу, которую откопали в песочнице. А она вдруг ожила, зашевелилась. Он ликовал, но полуиспуганно:

— Небывалый гербарий! Живой!

* * *

На прогулке, когда собирали жёлтые листья, опять затребовал исполнить гимн. Мне никак не пелось, и я чуть углубилась в историю и заплуталась в ней. Он утешил:

— Я всё понял!

— Что именно?

— Вся сила царей в народе! Если народу хорошо, он царю гимны поёт.

Я просто немею. А он накаляется:

— Если народ подразозлить, он наподдаст царю. Ему, бессильному — нет гимнов. Он уже поёт Марсельезу.

* * *

На прощание в детском саду старшей группе устроили экскурсию. Мы не возражали — пусть узнает и это! Вечером нам был презентован рассказ, и мы не знали, сколько в нём правды, вернее, есть ли она рядом с фантазией.

— Мы были у профессора в его дворце с круглыми светильниками. Всё, что у него есть, привезено из тех краёв, где поклоняются не богу и золоту, а пластмассе. А уж её меняй на что угодно…

* * *

Совершаем прогулки, наверное, последние перед сентябрём. Он уже знает все тропы и ведёт меня сам по новым. По дороге то и дело сочиняет, даже напевает:

Мы с бабушкой моею

Шагаем по аллее…

— Нет, вот так лучше:

Сидим мы с бабушкой моей,

А рядом тащит муравей…

— Нет, что он может тащить?!

Это уже творческий процесс. Но прогулки всё меньше радуют мальчика. Наш простор сужается, подобно шагреневой коже. Мы то и дело упираемся в заборы частников. Земля продана. И малыш вдруг решает:

— Нам надо скорее расти и с этим как-то бороться.

* * *

Окончились занятия в воскресной школе, где Илья учился петь, танцевать, рисовать. Был заключительный мини-спектакль на английском языке. Илья хорошо сыграл мудрого муравья. 

Возвращаясь домой, сказал:

— А теперь я уже хочу в настоящую школу!

* * *

Долго я всё это записывала, как ценные бусинки на нить низала. Из отдельных штришков вырисовывался характер. Всегда видно было, что ещё надо шлифовать, какие развивать задатки. Вела и к цели моя ниточка наблюдений и влияний. Хотелось лучшего. А оно само не приходит. Семья делала вклады. Это давало всходы. Илья выбрал свою стезю. Окончил школу с медалью. Стал художником-графиком. Потом дизайнером по рекламе. Мы дружим.

Адам и Ева

Женщины

Интересная статная женщина без возраста (55 лет по паспорту) хочет встретить мужчину с чувством юмора, с хорошим интелектом.Ростом не ниже 170см, возрастом не старше 55лет. Для дружеского общения и возможно серьезных отношений в дальнейшем. Альфонсов и донжуанов прошу не беспокоить. Т.952-36-22-462
 
Ж.46л, позн. с М. жо 50лет, для с/о. Т.931-344-14-30
 
Ж.58 позн. с М. 60л, без в/п, м/п. Т.911-224-91-36
 
Позн. с Муж. для совместной жизни. Жен.50лет. Т.963-322-59-38

Мужчины

 
М.56/170 позн.с одинокой, свободной Ж. до 50лет, жел. профессии парикмахера. Т.952-395-66-23 
 
Парень 25лет позн. дев. 18-30лет, можно с ребенком MMS. Т.911-826-11-72
 
Ж. 51-161-70 позн. с М. до 55лет, для с/о, без м/ж/п Т.911-722-76-95
 
М. 41-188-75 позн. с Ж. возр. с пред. разумнного искатели преключений отдыхают. Т.981-735-00-41
 
60/169, симп. Жен., без проблем. Вы: свободн., с в/о, для семьи. Т.964-366-83-69

Плесень на плаву?..

От вранья и промывания мозгов в последнее время на ТВ, РАДИО, в ИНТЕРНЕТе, в ГАЗЕТЕ я удаляюсь, надев наушники, наслаждаясь музыкой, а также песнями, если слова в них не пропитаны глупостью, пропагандой, нравоучениями или пошлостью. К сожалению все перечисленное уже много лет существует в «творчестве» русскоязычных исполнителей (за очень редким исключением). Поэтому, я спасаюсь от пресса лжи и фарисейства песнями на незнакомых мне языках.

Кроме великого и могучего русского, других языков не понимаю! Конечно, какой-нибудь полиглот хмыкнет, подумав о беспросветном кретинизме пишущего эти откровенные строчки о себе. Но я не обижусь. Почему? Просто знаю о себе все. Лень — вот главный враг всех обывателей! Но радости от непонимания текста песен — целая бесконечность! Я хочу сказать, о лечебном эффекте чарующей музыки в сопровождении красиво звучащих непонятных мне слов! Какая возможность открывается для фантазии, аж дух захватывает! Послушав, практически все, что исполняет великий Френк Синатра, понял для себя одно: «Тот, кто начинает с позорного блатняка смолоду, заканчивая патриотическим пафосом в старости или начинает петь оды политической системе, а позже, под веянием времени гнусавит незамысловатую попсу — клоуны!». Думаю, что понятно, о каких двух певцах — небожителях российского музыкального олимпа сказал? Если нет, то говорю: «Один — врач, другой — слесарь!» Под песни АBBA, попутно замечаю, что среди наших певцов не изменили своему творческому пути, лишь единицы — Пенкин, Хворостовский, И. Желанная. С чего начали, тем видимо и закончат! Респект им!.. Проникнув через наушники в классику, делаю следующий вывод: «Оказывается есть композиторы круче А. Укупника!». Достаточно услышать просто Штрауса (прости маэстро за слово «просто»). А когда послушал Баха, Моцарта, Бетховена, Вагнера, Прокофьева сразу утвердился в том, что Укупник — лабух и родной брат И. Николаеву. Но одна прима, оккупировавшая нашу эстраду в прошлом веке, нарекла И. Николаева — «моцартом российской эстрады». А это означает — Аркаша Укупник — брат Моцарта и автоматоматически входит в мировую элиту композиторов! Все согласны! Против мнения мадонны не попрешь! А «императрица» Аллегрова какого императора жена? Не помните? Но явно близка по духу Екатерине Великой в куртуазности («..войди в меня..»). Вот от этого всего и не могу слушать продукт нашего шоубизнеса. От того и не хочется знать смысл слов в песнях-иностранках, а вдруг и там: «семен засунь ей под ребро», «два кусочека колбаски», «мама шика дам», «съем паспорт перед загсом», «накрашенная страшная», «может дам, че ты хошь», «все мы бабы — стервы»… Хотя, слушая Шадэ, понимаешь, ну не может такая женщина позволить себе спеть для души восторженных поклонников тупо, пошлое месиво слов, подкрепленных выразительным поглаживанием своих прелестей, как это делают на сцене наши «дивы» — Распутные Королевы. Вот и скатился я до обвинений, а ведь не хотел, но настолько эти личности фальшивые, да и циничные («пипл схавает» — как говорил наркоисполнитель Титомир), что хочу сказать: «А не пошли бы вы петь сами себе, куда подальше и поглубже?». Вот и приходит на ум вопрос: «КТО СТОЛЬКО ЛЕТ поддерживал эту плесень на плаву, отравляя вкусовые рецепторы людей, не слышащих из-за жесткой фильтрации истинных артистов?» «Значит кому-то нужно потакать низменным чувствам собственного «населения» (как любят говорить чиновники о нас)… Вижу, что «плесень» — не только в среде искусства! Куда только не бросишь взгляд, везде замечаешь ее присутствие! Липовые мэры-управленцы, фальшивые депутаты, продажная оппозиция. СТЫДНО, но признаюсь! Да я и сам такой! Зеркало говорит мне утром: «Послушай, я устало отражать твою лживую рожу! Столько лет! Однажды не выдержу — тресну в нее осколками!» Знакомая картина? То-то!!!.. Хожу я теперь в наушниках, лечусь музыкой подлинной, песнями красивыми, не понимая слов заморских, и наблюдаю за оркестром людским, исполняющим увертюру к опере, которая будет звучать сквозь лай овчарок и сурово — красивые марши на просторах нашей необъятно завравшейся страны, если не научимся чутко распознавать ложь в окружающих нас звуках мира. 

История одной лодочной станции

Открытый при Александре II для свободного доступа горожан Приоратский парк стал любимым местом отдыха гатчинцев и гостей города. Здесь проводились народные гуляния, концерты, организовывались спортивные площадки для любителей активного отдыха, но одним из самых любимых аттракционов в парке было, конечно же, катание на лодках по Черному озеру. Павильон лодочной станции появился в Гатчине в начале прошлого столетия и сразу пришелся по душе всем, кто любил подобного рода развлечения. В архивах Петербурга сохранились документы, рассказывающие о его постройке. А происходило это так… Читать далее История одной лодочной станции

И снова в Белогорке юбилей

Так уже сложилось, что проработав в Ленинградском НИИ сельского хозяйства 40 с лишним лет, я вновь призываю читателей «Гатчинского журнала» познакомиться с выдающимися учеными нашего института, знаменитыми земляками, которые прославили наш край — землю гатчинскую своими выдающимися достижениями, в частности, сортами сельскохозяйственных культур. Читать далее И снова в Белогорке юбилей

О себе, любимой

3 марта 2012 года мне исполнится 75 лет. Это очень большая цифра, учитывая военное лихолетье (мне было 4 года — война началась). Окопы в партизанском отряде, голодное послевоенное детство. Еще в 1947 году ходила с такими же пацанками по полям колхоза «Трудовой путь», собирая мерзлую, гнилую картошку, где моя мама Бутина Мария Александровна была председателем колхоза. И выжила! И живу вот еще долгие-долгие годы, до сей поры!

И вот теперь, подводя итог под чертой своих прожитых лет, на вопрос: «А стоило ли жить?!» Отвечаю — стоило! Потому, что я встретила очень многих прекраснейших людей. И вся моя дальнейшая жизнь и судьба оказалась связанной с землей, с выращиванием зерна на хлеб, с сельским хозяйством.

Я закончила агрономический факультет Ленинградского сельскохозяйственного института. Работала агрономом-семеноводом сначала в ОПХ «Суйда», потом за романтиком-мужем уехала на Дальний Восток и там была агрономом-семеноводом совхоза «Свиягинский» Спасского района Приморского края. Моя последняя комсомольская конференция проходила во Владивостоке в 1965 году. Позже я вернулась в родные края, поступила в аспирантуру ЛСХИ, защитила диссертацию по курсу «генетика» на звание кандидата биологических наук и с 3 мая 1971 года живу и работаю до сей поры в НИИ сельского хозяйства «Белогорка».

Вырастила дочь. Сейчас она — известный врач нейрофизиолог-реабилитолог, кандидат медицинских наук. К ней даже Н.П.Караченцева привозили из Москвы на сеансы лечения.

Продолжаю. Жить стоило еще и потому, что я встретила стольких замечательных, прекраснейших людей, посвятивших всю свою жизнь во благо нашей великой России. Я не стесняюсь этих высоких (даже пафосных) слов, потому, что те, с кем я общалась, жила рядом, работала, училась — люди удивительной судьбы, достойные страниц нашего любимого «Гатчинского журнала». Это и профессор Г.И. Попов (о нем я писала в №30) и Н.Г.Пугач — специалисты по ржи; Ш.Г.Бексеев (селекция томатов); Д.А.Иванов и В.М.Седянов (луговодство), Е.А.Осипова (селекция картофеля), А.В.Наволоцкий (яровая пшеница); А.Н. Небольсин (агрохимик) и ныне живущие среди нас ученые — лауреаты Премии Губернатора Ленинградской области — З.З.Евдокимова, Т.А.Шелабина, В.А.Лебедева, стипендиантки губернатора Г.С.Глазько и многие, многие другие.

А скольких знаменитостей я встретила в свой жизни! С кем-то просто общалась, дружила, сидела за одним столом. Это — композитор Исаак Шварц, поэты — Булат Шалвович Окуджава, Александр Кушнер, Глеб Горбовский, писатель Валентин Пикуль, певец Борис Штоколов. Многих просто видела, слушала со сцены, с трибуны: Владимир Высоцкий, Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский, Роберт Рождественский, Михаил Дудин, Даниил Гранин и др. Сейчас состою в переписке с Евгением Александровичем Евтушенко.

Знала и великих ученых: академиков, Героев Социалистического труда Прокофия Фомича Гаркавого (Одесса), Василия Васильевича Ремелло (Киев-Мироновка), Э.Д.Неттевича (Москва-Немчиновка). Это селекционеры с мировыми именами. Генетик Михаил Ефимович Лобашов (ЛГУ. По его учебнику «Генетика» учится весь студенческий мир). Я называю фамилии людей, которые не просто прошли по моей жизни, а как-то воздействовали на нее.

А о своей фамилии скажу следующее. Приехал к нам в ЛСХИ герой-целинник, орденоносец, добрый, смелый человек. Учились в одной студенческой группе, хотя он еще и на зоофаке заочно учился и получил специальность зоотехника. В 1962 году я вместо Бутиной стала Есимбаевой. Так и живу вот уже 50 лет. И когда я — ..простая русская баба выхожу на трибуну любого совещания, съезда, конференции, пленума, все удивляются моей славянской, русской физиономии. Я всегда несла в своих выступлениях силу и красоту русского языка. И этим горжусь! Была на всемирных съездах генетиков и селекционеров, выступала с высоких трибун ВДНХ, на крупных совещаниях… Мои выступления звучали по-русски. И теперь я еду в Израиль с лекцией по селекции озимой ржи и ржаном хлебе и тоже на русском языке. Кстати, связь с Израилем у меня зародилась опять-таки благодаря «Гатчинскому журналу». Евреи, живущие в округе: Волосово, Гатчина, Тосно, Кингисепп обратились в еврейскую диаспору с правом признания моей статьи «Ешьте хлеб ржаной» («ГЖ» №27 и №28) как пропагандирующую традиции иудеев. В канун их Великого праздника Йом-Кипур или Судного дня они несут хлеб, испеченный из ржаной муки с медом — он называется «леках» — своим друзьям, близким, родным с прощением за содеянные обиды, грехи, чтоб получить Прощение Всевышнего.

Я рада, что упоминание о хлебе «леках» доставило столько радости и удовольствия нашим «русским евреям». Многие из них забыли или не знали об этом хлебе, знают «мацу» — пресные лепешки, а о леках… Я возродила память еще об одной традиции этого народа.

Все мы, живущие на земле, должны уважать друг друга, наши традиции и жить в мире и согласии. «Всем людям хватит места на земле, как волнам моря и как птицам неба», сказал Расул Гамзатов. И я рада, что могу с удовольствием подписаться под этим лозунгом.

Удачи всем и благополучия!
Евгения Есимбаева, п. Белогорка
 

Вот какие стихи посвятила Евгении Михайловне ее подруга В.М. Афанасьева-Жулина:

 
Готовая весь мир обнять,
Принять и накормить.
Способна многое отдать
И многое дарить.
Трудолюбива и скромна,
Приветлива всегда,
Доброжелательна, умна,
А иногда строга.
Вот на таких и держится Россия,
Вот на таких и держится Земля,
На женщинах прекрасных, сильных,
И нам без них никак нигде нельзя.
 

Мы присоединяемся к этим пожеланиям, поздравлениям и желаем Евгении Михайловне Есимбаевой еще много-много лет радовать окружающих своим оптимизмом и жизнелюбием!

Никита Васильев, гл. редактор «Гатчинского журнала»

 

 

Спрашивайте — Ответим

Что изменится при переезде с севера?

У моей мамы-пенсионерки двухкомнатная квартира в Норильске. После смерти отца она живет там одна. Мы с мужем давно предлагали ей насовсем перебраться к нам. Дом большой, места хватит. Но маму очень беспокоит, что при переезде северную надбавку к пенсии отнимут. Ведь в Норильске коэффициент 1,8. Хотела бы у вас узнать, уменьшится ли пенсия мамы при переезде? Светлана

Все зависит от северного стажа. При переселении из северных местностей тех, кто проработал в районах Крайнего Севера (КС) не менее 15 календарных лет, размер базовой части трудовой пенсии по старости или по инвалидности устанавливается независимо от их местожительства в 1,5 раза выше обычного. А тем, кто проработал не менее 20 лет в местах, приравненных к КС, — в 1,3 раза.

Федеральный закон «О трудовых пенсиях в РФ»

Если требования к стажу выполняются, коэффициент к базовой части пенсии при переезде будет равен 1,5 или 1,3. Если же ваша мама не отработала на Севере установленного срока, то базовая часть ее пенсии будет рассчитана с коэффициентом 1,0. При этом страховая часть пенсии, установленная в Норильске, по новому месту жительства не будет изменена.

Можно ли вернуть взятку?

Мы дали заведующей детсада взятку, 20 тыс. руб., за то, чтобы ребенка взяли туда без очереди. Доказать передачу денег нечем. Прошло несколько месяцев, направления до сих пор нет. Деньги не возвращает. Как быть? Елена.

Между прочим, дача взятки — уголовно наказуемое деяние. Так что вас могут привлечь к ответственности. Хотя, если с вас откровенно вымогали взятку или если вы добровольно сообщили о случившемся в правоохранительные органы, то наказывать вас не будут.

Ст. 291 Уголовного кодекса РФ

Поэтому попробуйте сказать заведующей, что обратитесь с заявлением в полицию и добьетесь того, чтобы ее посадили. Одновременно попытайтесь действовать в правовом русле: напишите заявление с просьбой обеспечить место в детсаду в Департамент образования и в местную администрацию. Приложите ходатайство за подписью вашего начальника с указанием причины, по которой вам нужно выйти на работу.

Отчислили из вуза. Как теперь вернуться?

Меня отчислили после летней сессии 3-го курса. Могу ли я восстановиться обратно на 3-й курс или восстановиться на 4-й после сдачи сессии? Какие документы нужны для восстановления и сколько это будет стоить? Михаил.

Порядок и условия восстановления в высшем учебном заведении студента, отчисленного по неуважительной причине, определяются уставом вуза. Если же вас отчислили по уважительной причине (например, по причине болезни, о которой вы по каким-то причинам не уведомили деканат) или по собственному желанию, вы имеете право на восстановление в высшем учебном заведении, где обучались, в течение 5 лет после отчисления. При этом должна сохраниться основа обучения (бесплатная или платная), по которой вы обучались до отчисления. Но это при наличии в вузе вакантных мест. Увы, если вы до отчисления учились на бюджете и ваше место заняли — придется восстанавливаться на договорной основе.

 

 

Магический Таиланд

Добро пожаловать в Таиланд — царство ярких красок и необычайных вещей.

Прилетающие в Бангкок самолеты встречает самый большой и современный в Юго-Азии аэропорт — с тяжело выговариваемым названием — Суварнабхуми. В переводе с тайского языка это значит золотая земля. Название оправдывает себя в непрямом значении — тут действительно ярко и красиво. И золото привлекает тысячи туристов со всего света. Читать далее Магический Таиланд

Он такой домашний и уютный…

Доброго времени суток, дорогие читатели!

В сегодняшнем выпуске хочу рассказать вам об удивительном материале для рукоделия — фетр.

Он очень приятен в работе, такой домашний и уютный, что недаром заслужил почетное место у рукодельниц. Что только из него не шьют: игрушки, развивающие кубики, заколочки-бантики и даже самодельные мягкие книжки для радости любимых малышей. Но сегодня я расскажу вам, как можно сшить «ручной» алфавит. Где каждая буковка будет, как живая притягивать взгляд и вы даже не заметите, как ваша кроха научится читать! Читать далее Он такой домашний и уютный…

Ленивый Бризоль

Ингредиенты:

2 яйца (не маленьких)
~80-100 гр фарша
5 шампиньонов
1 маринованный огурец
по 1 ст. л. сметаны и молока
2 ст. л. с горой тертого сыра
чуть горчицы, зубчик чеснока
соль, перец, растительное масло
несколько перьев зеленого лука и пару ст. л. рубленой петрушки

Читать далее Ленивый Бризоль