Арктика: Кара-Зима 2015

Сейчас лето, но есть места на планете, где вечная зима. Эти, необычного размера, чем-то похожие на мелодичный рэп, стихи из экспедиций – Кара—Зима 2015.
Нечто более живое… приносит Восточно-Сибирское море
(тем, кто полюбил Арктику, посвящается)

Весна. Всё пробуждается, устремившись к теплу и к цветенью садов.
Это то, что нужно вовне… Но внутри откликаюсь на арктический зов.
И вот: безбрежная скатерть — пространства льдов, просторы ветров.
Кажется, что даже луч Солнца, сюда приходя, застыть навеки готов.
Долго ли коротко идём мы то среди открытых полей, то меж островов.
Путешествуем, забывая о времени, и уже не смотрим на стрелки часов.
И вот: Восточно-Сибирское море. Ощущение нереальности посещает.
Лёд, будто наполненный фосфором голубым, изнутри торосов пылает.
Вдруг в этом царстве чувство равное новому знанию меня наполняет,
Что и сам я и всё, что вокруг, нечто более живое, чем обычно вмещает.
Оно подобно огню, который в глубине ночи заревом полярным играет,
И кружению Змея, что в вечном вращении собственный хвост настигает.
Чувствуя это, задаёшься вопросом, что же Арктика в тебе такого меняет?

Или чем же особенным, чистым и пронзительным в тебя она проникает?
Может быть, сегодня слишком рано ещё и ты над разгадкой биться устал,
Но как ответ впереди силуэты тех, кто всё это уже когда-то раньше познал…

Радуга в дорогу.
arktika3Мурманский порт. Северный ветер. Начало апреля. С низкого неба временами то срывается выстывший дождь,  то кружась и метаясь падает снег.

И вдруг в центр этой двухцветной картины прорывается Солнце внезапно, принося на буксирные тросы и мокрую палубу искрящийся свет.

Чайки то крутятся, то камнем падают, то натужно кричат. У кормы и у носа буксиры протяжно урчат. Оторвался от стенки причальной борт ледокола «Ямал»,
В самую эту минуту Северный край как добрую весть и знак волшебный нам в дальний путь радугу с пожеланием чудес и приключений послал. 
На арктическом марше.

Удары по корпусу судна беспрестанно сливаются то в мелкую, то в крупную дрожь.
Вдоль бортов катится гул, грохот и треск, что на канонаду орудий похож.
Белый панцирь стонет и рвётся на части – это вскипает море и колется лёд,
Потом тишина – это просторы открытой воды, где ледокол снова ускоряет свой ход. 
arktika1На северо-восточной оконечности Новой Земли
Прочно, словно запаян в белое поле, стоит ледокол.
Здесь ветер суровый, ветер арктический его и нашёл.
То, что кажется прочным и неподвижным как твердь,
О борт льды заставляет колоться, стонать и скрипеть.
Кажется, что в этой картине нет кроме ветра движения,
Но порывы в борт упираются, подвергая это сомнению.
Ветер то усиливаясь, то ослабевая, так способен играть,
Что постепенно может судно даже во льдах раскачать.
Стоит тебе поиски красоты и тонких явлений только начать,
Как уже можешь на необычные вещи свой взор обращать:
Есть много оттенков белого, что всему одежды здесь шьёт,
Обратившихся в голубое сияние, пронизавшее небо и лёд.
Здесь необычное небо. Необычная прозрачность воды.
Необычные обычные встречи, в которых участвуем мы.
С капитанского мостика, окидывая взглядом просторы,
Ты узнаешь, что не нужны о сути бесконечности споры.
Здесь, в глубине корабля, бьётся мирного атома сердце
И помогает мыслям открыть в новое измерение дверцу.
А если вдруг ты оказался там, где сплошь серая пелена,
То тебя тянет снова туда, откуда и простор и воля видна.

Автор

Всеволод Садохин

Всеволод родом из Новокузнецка, закончил МГУ, в настоящий момент работает в нефтяной компании в Петербурге, занимается личным тренерством, интересуется психологией и духовным ростом, любит свой родной край и путешествовать.