Эмираты зовут…

— Конкурс, говорите?! «Мое лучшее путешествие»? Ну так слушайте!

С тех пор как открыла Россия границы, я много где успела побывать. Не люблю ездить туда, где уже была. Если уж находишь возможность посмотреть страну, так чего же не посмотреть то, что еще не видел?!

Очень к душе Болгария. Туда все же съездила два раза (на разные курорты). А вот в Турции душе было некомфортно. Ну вот такая я! Прислушиваюсь к своему организму.

Перебирала тут корешки путевок да проспекты из разных стран (храню на память). Обратила внимание, что пестрит везде штамп «Вояжа» — нашей гатчинской турфирмы. Ну так вот, о том путешествии, которое считаю самым лучшим и насыщенным. Самым красивым, где пела душа и настроение было романтически-лирическим.

Из 10 дней пребывания в ОАЭ в отеле были 1 день, и то случайно. Надо было проводить новую подругу.

День. Экскурсия по Дубаю и окрестности, ко дворцу шейха Махтума. Экскурсию вела милая женщина Валентина. Рассказ был как сказка. Вот жили-были арабы, с пальмы увидели нефть, спустились, добыли и, разбогатев, сели в 600-й Мерседес. И каждый год их достижения должны быть в книге Гиннесса. Вот золотой Бурж-Араб-Атель. Вот «насыпная пальма». Вот здания-«карандаши». На очень высоком этаже — дискотека. В конце экскурсии Валентина подошла к нам и шепнула, что с нас по 10$ (цифра неточная, но вполовину меньше, чем платили другие). По возвращении, у отеля, я не удержалась и все же спросила: «Почему?» Ответ: «Хозяин отеля напрямую работает с той фирмой, от которой у вас путевки!» Удивились!!! Ведь мы благополучно об этом могли и не знать.
Номер в отеле 50 кв.м, друг друга не видно! Различаются несколько секторов. Вот в уголке стол обеденный со стульями и что-то типа бара. Можно пригласить гостей. Это гостиная! В другой стороне диван, 2 кресла, журнальный столик, пальма. Это комната отдыха! Чуть за выступом в стене 2 огромные кровати, светильник, телефон. Это спальня! Еще обеденный стол, холодильник — это кухня! Ванная, а еще бюро с зеркалом и гардероб.

Отель не люкс. Но в ОАЭ другие мерки, там господствует выражение «Все для достойной жизни!». В отеле два бассейна, сауна, огромный тренажерный зал, стеклянный лифт. Удивительная арабская архитектура: когда я стою на 1-м этаже, то могу видеть подругу у двери номера не только на 2-м этаже, но и на 3-м.

Когда после расчета за экскурсию мы поблагодарили Валентину и сказали, что с таким гидом ездили бы каждый день, она сказала:

— Поедем завтра, если хотите, на экскурсию через Оман, там родоновые ванны и высокогорный отель. В эти места, обидевшись, убежал сын шейха. Когда он узнал о родоне и вид с высоты поразил его, он построил там отель, очень дорогой. Люди более чем на трое суток там не останавливаются. Гид у вас будет хороший, обещаю!

Мы согласились.

Утром разбудил телефон: нас ждут. У входа — шикарный джип, в нем — симпатичный мужчина. В машине комфорт, прохлада. По пути берем еще несколько человек и отправляемся в далекий путь на 300 км. Вернуться в отель должны поздним вечером.

Остановка на рынке верблюдов, затем — музей в Аль-Айне, султанат Оман, еще небольшая остановка. Любуемся пустыней. Она красная, серая, желтая в разные часы. Валентин, так звали водителя, он же и гид, собирает за поездку деньги. Я подхожу тоже, он отгораживается от меня. Я что-то подозреваю. Все разошлись. Валентин объясняет: с вас по 25$ (т.е. треть того, что платили все!) Мы в шоке.
— Это что, опять подарок хозяина?

Улыбается.

Поездка не подлежит описанию. Автострада среди песка, шикарная, машин — ноль! Ну одна-две туда или обратно. Это ж нисколько!

Мы едем-едем-едем.

А Валентин говорит, говорит, говорит.

Рассказывает все о жизни и быте в ОАЭ. Говорит так, что мне кажется, я уже слышала этот голос. И манера говорить знакома. Боже мой, да это ж Валентина. Не сдерживаюсь и на очередной остановке говорю, что у нас вчера была гид и вы так с ней похожи. Вы так же здорово и увлекательно рассказываете…

— Да, это ж моя жена!

Вот так сюрприз! Живут они здесь уже 30 лет. С тех пор пустыня, в которую они приехали, превратилась в чудный оазис. Дети выросли, женились, как водится, от родителей уехали в другие страны…

Оздоровились мы в родоновых ваннах и дальше в горы. Что-то с моими ушами, смотрю — и люди до своих дотрагиваются. Оказывается, мы на такой высоте, где уши и закладывает. Дорога серпантином, но прекрасная. Как осторожно, тихонько едут экскурсионные автобусы. А Валентин без устали рассказывает о «достойной жизни» в Эмиратах. Из рассказа мы делаем вывод, что для полного счастья надо родиться арабом Саудовской Аравии.

Пересказывать все? Но это невозможно! Там нет пенсии и унижение — не работать! Если живешь, значит работаешь. Другое дело, сколько и на какую сумму?! Если не хватает до «достойной жизни», государство доплатит. Какие ссуды и суммы кладутся на счет родившегося ребенка, на счет молодой семьи и т.д., и т.п. Как почитают они Аллаха и в день рождения поднимают бокал не за именинника — виновника торжества, а за Аллаха, который послал им такого чудесного человека. Как не принято у них ходить на могилы. Никто не знает грехов души умершего — может, не принимают ее ни в раю, ни в аду. Будешь ходить, ходить и заберешь ее сам, коли летает она неприкаянная. За хиджабом (забором) можешь делать что хочешь, а на улицу вышел — не дай Бог сделать что-нибудь не так! Мы видели в Омане старичков с палочками.

— Что это они с «нунчаками»?

— А чтоб молодежь учить!

Наконец высокогорный оазис. Отель тоже не подлежит описанию. Со смотровой площадки через увеличительные подзорные трубы видны, кажется, вся пустыня и все Эмираты, и весь Аравийский полуостров. И все это под нами! Как будто мы на облаке. Вот такая крутая высота!

А территория отеля с бассейнами и аквапарками чуть ниже не позволяет оторвать взгляд! Шикарный обед в ресторане, небольшой отдых — и обратно. И до самого отеля Валентин своим завораживающим голосом говорил. Вот уникум! МЫ приехали в отель совсем не уставшие. После родона гид советовал подремать. Но, честно говоря, я побоялась. Я знаю, как спящий пассажир навевает сон и на водителя. Я что-то записывала, спрашивала и запоминала. И уснуть не могла, пока не обсудили день прошедший…

И Валентина еще позвонила. Приятно же человеку услышать лестные слова о муже, о его работе. «Спасибо, Валя, вот бы еще на сафари!»

— Хорошо, я вам позвоню, когда узнаю день самых профессиональных водителей.

Мы здорово провели день в банях принцессы. Возвращались в отель заново рожденные! Я была и в турецких банях, и в сшите, но эти бани… Я профессионал по красоте, и мне, конечно, была интересна работа с телом, с кожей лица, с волосами. Очень интересная последняя инстанция, так сказать. Когда сидишь в кресле и одновременно делается педикюр, руки твои в руках у маникюриста, а с волосами работает парикмахер. Можете представить?! А потом я хранила прическу целую неделю до дому. У парикимахеров в руках только фен и щетка, никаких укладочных, заключительных или подручных средств. Я все думала: как же это? Потом решила, что так намыты волосы. И все, что нужно для прически, заложено в мытье.

Вечером пришла Валя.

— Девчонки, собирайтесь, утром за вами заедут.

Подъем по звонку. У отеля джип-ландровер и красивый джигит за рулем. По дороге подсаживаем еще желающих, как потом поняла — ну очень острых ощущений. Приехали мы, наконец, на стоянку, откуда машины уходят в пустыню. Посмотрев вдаль, можно было увидеть караван машин, как караван верблюдов: то пропадают, то снова появляются на барханах. И я совершенно спокойно наблюдала, как к нашим уже двум машинам присоединился третий джип, как водители, готовясь, приспускают давление в шинах, заглядывают под капоты. Ибрагим — старший в группе — все проверяет. Наконец, поехали!

А что началось потом… Если б я знала, я бы никогда не решилась на это путешествие. В машине были мы с подругой и молодая пара. Мы трое на заднем сидении и молодой человек с водителем рядом. И… началось… Машина то вверх, то стремительно вниз, вираж — и мы в горизонтальном положении. Несемся по стене песочного кратера. Выскакиваем наверх, зависаем на кромке, и — опять вниз. Помните, как в цирке мотоциклисты по стене ездили? Так и тут. Сердце неизвестно где. Мы умоляли водителя не делать так, а он… по-русски не понимает, улыбается, нажимает на газ и мчится вперед. Там неизвестно что. Боже мой, если б я это знала. Я думала, покатаемся по пустыне, полюбуемся морем из песка — и все! А тут… Мы ныряли в кратер, впереди ждущая машина запрыгивает на край и виснет на «пузе». Представляете, как на весах, что перетянет: зад или перед? А мы — след в след. Тормоз мгновенно, и мы как вкопанные. В ужасе мы думаем: «Что, если перетянет зад? Значит, джип перекувырнется и будет на нас». Наш сдержанный до этого молодой человек вдруг выдыхает: «Ё… ну все, наконец!» Водитель зависшей машины умудряется выйти. Из-под передних колес выгребает сколько-то песка, садится, по газам — и машина улетает вниз из поля нашего зрения. Я уже не соображаю, чувствую, что мы срываемся с места и перелетаем этот край песочной ямы.

Наконец, привал. Выхожу из машины и говорю, что не сяду в нее, уйду пешком. Водители смеются. В какую сторону? Море открытое только из песка. Народ из машин вывалился тоже обалдевший, ничего не понимающий. Даже здоровые мужики из первой машины невеселые. А водители достают доски и предлагают показать, как на лыжах скатиться вниз. Ну уж нет. Песок и так во всех местах. Кто-то все же скатывается, как со снежной горы (видимо, уже все равно), а обратно… Крутизна такая, что пришлось подавать какие-то палки (типа лыжных), чтоб помочь подняться. Машины остыли, мы вроде пришли в себя — и дальше. Боже мой, да зачем же я сюда поехала. Да видели б меня мои дети! Куда ж мама полезла?

Очередной привал. Откуда ни возьмись, выныривают несколько квадрациклов. Местная молодежь развлекается. Разговаривают с нашими арабами, охотно фотографируются с нами.
Едем дальше. Все, я уже ничего не вижу. Слышу, что наш молодой человек беспрерывно выказывает эмоции: «Ну все, переворачиваемся…» и т.д. А водитель спокойный, как танк, улыбается и — по-прежнему — не понимает по-русски.

Снова привал, сажусь на песок и плачу. Ну сколько ж можно, ну показали, что умеют, и хватит, ведь сердце может разорваться. Подходят, уговаривают, глазеют. Ибрагим, русскоговорящий, все же что-то говорит нашему водителю и мне: «Не надо бояться. Мы — ассы!!!»

Возвращаемся из пустыни на закате. Держим на ладони солнце. Такой ритуал: сесть и вытянуть руку, и заходящее солнце будет у тебя на ладони. Пока мы сидим, самый молодой, Али, еще не покатался! Встает на подножку, машина едет, он управляет через окно одной рукой. Как уж это, не понимаю! В голове мысль — как же он остановится? Остановился как-то, не понимаю!..

Дальше маленькое вознаграждение. Ужин в арабской деревне с танцем живота. С нами за столом джигиты-водители. Тут уж я разглядываю их лица — страшно молодые, а такие отчаянные и такие профессионалы. Ой, не буду об этом думать.

Ибрагим рассказывает (он очень похож на Адриано Челлинтано), что был в России один раз, но больше не поедет. Замучили милиционеры проверками и даже в аэропорту, пока до самолета шел. Ну вот такое у него в памяти. А эти ребята — его братья. Такой семейный бизнес. Зато в отель ехали очень спокойно. И даже о чем-то разговаривали. Расставаясь, поблагодарили водителя (за то, что мы живы) и, конечно, сказали, что он действительно асс. Ему было очень приятно, он широко разулыбался!!!

Много еще что могу рассказать. Но вроде уже и так целая книга! Ну, про ипподром еще расскажу. Не буду говорить о знаменитых арабских скакунах и конезаводах, которыми владеет сам правитель Дубая. Рядом с местом скачек есть треки, где проходят верблюжьи бега, а рядом на джипах по дорожкам ездят хозяева верблюдов, следят каждый за своим, делают ставки, поздравляются. Так вот. На верблюде наездник. Какой-то маленький, как ребенок. Спрашиваю об этом гида.

— Да, это дети. Их скупают по всей Африке. Верблюд более послушный, когда чувствует мальчика.
Картина опять защемила сердце. Палящее солнце, ребенок привязан к седлу, в постоянной тряске… Но меня твердо успокоили. Денег, которые заплатили, много — многодетной семье хватит, чтоб прокормить остальных детей. А эти дети здесь счастливы. Они живут в хороших условиях и сыты. И многие, вырастая, остаются здесь инструкторами. Да, они живут не так, как арабские скакуны — в бархатных загонах — но и не так, как их родственники дома. Вот такая она, правда! Но я все равно переживаю.

Вот еще. Едем в Шарджу. В парк привезены детали колеса обозрения. Каждый день едем мимо и наблюдаем сборку колеса. Уезжаем на десятый день. Колесо заработало, и в люльках люди обозревают Эмираты. Вот так!

Вот куда бы я еще поехала, так это сюда, в Эмираты. И путевку брала бы так же. И вам советую.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *