Колдовская любовь

Тёплый ветер хозяйской рукой трепал пыльные серебристые кроны тополей. День медленно, даже очень медленно, клонился к вечеру. Взъерошенные тополя охали от этой ласковой трёпки и испускали целые тучи невесомого белого пуха, который крутился по улице бурунами, скользил позёмкой по асфальту и, застревая в траве вдоль тротуаров, наметался в небольшие сугробы. Игорь брёл по улице, досадливо отмахиваясь и отплёвываясь от тысяч назойливых пушинок, отвлекавших его от раздумий.

А задуматься было над чем. Игорь, 17-ти лет отроду, недавно окончил 10-й класс одной из гатчинских школ. На следующий год — выпуск, но не это занимало его и не радости летних каникул. Все мысли молодого человека вертелись вокруг его одноклассницы — красотки Анжелы. Ведь надо же, столько лет, сидя за соседней партой, он не обращал на неё никакого внимания, и вдруг эта нескладная девчонка превратилась в ослепительно жгучую брюнетку с глянцевой обложки. И этой весной он почувствовал, как начинается биться сердце при её появлении, а в голове появляется какой-то сладкий шум. О, Анжела, чудесная Анжела, твои кудри сотканы из ночных облаков, твой лучезарный взгляд — пронзительный и пьянящий…

— "Смотри, куда прёшь, придурок!". — "Ой, извините". Игорь отогнал сладкое наваждение и очередное облачко пуха. Всё бы хорошо, вот только его чувство, увы, оставалось безответным. Все его неуклюжие ухаживания Анжела пресекала самым бесцеремонным образом, отвергая подарки и приглашения в клуб или в кафе. "Фигня. Отвали. Чего я там не видела?". Слова её, как удары бича, заставляли вздрагивать, но от этого Анжела становилась ещё желаннее. Вот только как добиться её внимания? Материальный фактор здесь не прокатывал. Весь класс — дети непростых родителей. Их порой так и называли — бизнес-класс. Все — прикинутые, продвинутые, упакованные. Шмотки — из дорогих бутиков, каникулы — в Тайланде или на Канарах. Поэтому щедрость (точнее, напускное расточительство) не давала Игорю ни малейших шансов. К тому же к Анжеле, одновременно с Игорем, стал проявлять интерес Илья — здоровяк и балагур, привыкший быть в центре внимания. Похождения в ночных клубах, успехи на поприще каратэ и тенниса, экстравагантные выходки и, наконец, артистическая внешность Ильи легко перевешивали навороченный компьютер и престижные экономические курсы Игоря. К всеобщему восторгу одноклассников, Илья иногда лихо подруливал к школе на отцовском "Лексусе", пока родитель летал по делам в Германию или Китай. Игорь же долго, по крохам откладывал на "Камри", которую мечтал купить лишь к 18 годам. Ну и как, скажите, невзрачному и безлошадному завоевать расположение девушки? В раздумьях Игорь добрёл до дома Анжелы, в надежде хоть мельком увидеть недоступную красотку. Что бы такое сделать, чтобы, раз — и Анжела полюбила его? — "А ты к ведьме сходи!". Игорь вздрогнул от неожиданного ответа на мучивший его вопрос. Он не заметил, как возле него очутились две тётки. "Сходи к ведьме, — громко и напористо убеждала одна тётка другую. — У моего сына то ж самое было. Не смотрит она на него, и всё! А он взял её фотографию и — к ведьме. Та чего-то там наколдовала и приворожила начисто. И уж два года она от него — ни на шаг. Хоть верь, хоть не верь, а действует приворот. Сходи!" И горластая тётка назвала адрес. Надо же, не знал, что в Гатчине есть улица с таким названием. Игорь воспринял эту встречу как подсказку судьбы. А вдруг?

Спустя некоторое время он очутился на городской окраине и, пройдя по пыльному переулку, остановился перед небольшим домиком с нужным номером. Игорь решительно толкнул калитку из старого штакетника и вошёл в небольшой палисадник, заросший жасмином и мальвой…
"А что, самому слабо девчонку окрутить? — ведьма смотрела на Игоря с пренебрежением и в то же время — с интересом. — Ладно. Давай фотографию".
Игорь был несколько разочарован. Ведьма выглядела как обычная тётка. В доме — никакой колдовской атрибутики. Да ещё — иконы в углу. Тоже мне, ведьма! К тому же, получив фото и деньги, она сразу выставила Игоря за дверь. — "Иди-иди, не в цирке, смотреть не на что. Я сама всё сделаю". — "А-а-а… как же?", — Игорь ожидал увидеть магический ритуал и к тому же не хотел остаться в дураках. — "Не волнуйся. Слово моё крепко. Иди".
Утром Игоря разбудил звонок Анжелы. — "Слушай, ты можешь быстренько скачать несколько роликов с Интернета? Очень надо". Ролики? Да я взломаю сервер Пентагона! Ура! Сработало!

Как чудно начался день. Сперва они сидели рядом за ноутбуком у неё дома, и волосы Анжелы щекотали Игореву щёку. Анжеле надо было отправить подруге в Канаду какое-то видео, а как — она не знала. Игорь принялся было объяснять, но Анжела его не слушала, а давала указания, что куда отправить, что откуда скачать. Да пожалуйста. Потом Анжела сама предложила сходить в клуб. Вернее, не предложила, а потребовала позвонить и заказать столик. Конечно же приказывай, моя повелительница, я исполню твой любой каприз. Да здравствуют ведьмы! — "Игорь, ну что ты ждёшь? Вызови тачку!".
В клубе Анжеле развернулась: "Игорь, поторопи официанта, где он ходит?", "Игорь, хочу коктейль", "Игорь, дай зажигалку!", "Игорь, ещё коктейль!". Перспектива приобрести "Камри" отодвинулась на пару месяцев. Ну да ладно. Колдовские чары вместе с алкоголем сделали своё дело. Возле своего подъезда Анжела как-то властно поцеловала его, затем слегка толкнула. — "Всё, иди. Я позвоню". Игорь совсем не так представлял себе и этот первый поцелуй, и их отношения, но всё равно приворот подействовал, и неотразимая Анжела, неприступная Анжела, королева Анжела была увлечена им. Ай да магия! — "Слышь, ты!" Игорь очнулся от эйфории. Анжела уже давно поднялась к себе на этаж, а перед Игорем стоял Илья. — "Чтобы больше я тебя возле неё не видел". — "Да пошёл ты!".

В последующие мгновенья Игорь понял, что ходил не на те курсы. Экономические знания в определённых ситуациях явно уступают приёмам каратэ. Хлёсткий лоутик, сокрушительный удар с правой — и Игорь оказался на газоне. Откуда-то издалека, как сквозь вату, донеслись слова: "…если ещё раз… понял?..".

"Ну, всё! Ну, всё!" — повторял про себя Игорь, хромая на следующее утро по пыльной окраине. Он решительно толкнул калитку из старого штакетника и оказался в небольшом палисаднике, заросшем жасмином и мальвой…

"Ну уж нет! — заартачилась ведьма. — Я тебе что, киллер, что ли. Сам разбирайся". Но Игорь умолял, настаивал, убеждал, требовал, сулил денег, и чародейка уступила. Ведьмы — тоже люди. — "Ладно. Только всё сделаешь сам. Я грех на душу не возьму. Завтра — ночь Силы. У тебя получится. Скажу, что делать, когда принесёшь деньги". Деньги… Деньги — не проблема. Заветная "Камри" отодвинулась на неопределённый срок.

Около полуночи Игорь стоял в центре старинного амфитеатра во дворцовом парке. Он слышал, что этот амфитеатр построили более двухсот лет для мальтийских рыцарей. Интересно, откуда в Гатчине рыцари? Теперь вот маги облюбовали заброшенное ристалище для своих обрядов. Небо заволакивало чёрными тучами, отчего ночь становилась ещё темнее, и Игорю становилось не по себе. Он нервно оглядывался, сжимая в руках фотографию Ильи и синицу, которую предстояло принести в жертву. Вокруг него высился земляной вал с четырьмя узкими проходами, не различимыми во тьме. Клочок неба над амфитеатром затмевали кроны елей и дубов, которые выли и стонали под ударами ветра.

Жуткая Ночь Силы опускалась на Гатчинский парк, который вдруг стал таким густым, враждебным и неузнаваемым. Хотелось броситься бежать отсюда, но ревность и жажда мести удерживали Игоря. Повторяя слова заклинаний, он ждал полуночи. И тогда, принеся жертву неведомой силе, он расправится со своим соперником. И каратэ ему не поможет. Но чем чернее становилась ночь, тем больше душу Игоря терзали страх и сомнения. Он чувствовал, что совершает что-то ужасное и непоправимое. А над старинным парком уже вовсю бушевала Ночь Силы.

Ветер терзал древние дубы, которые тревожно гудели и размахивали бесконечными змеевидными ветвями, хватая всклокоченные бока навалившихся на парк туч. Темнота вокруг клубилась, дышала, жила какой-то непонятной жизнью. А на Игоря со стен амфитеатра словно смотрели сотни злых, враждебных глаз, алчущих крови и расправы. Часы на дворцовой башне начали отбивать полночь. И с первым их ударом чаша амфитеатра наполнилась каким-то сырым заплесневелым холодом, над его стенами появились чьи-то туманные тени. Невыразимый ужас сковал Игоря. Кто-то тёмный, пригнувшись, пробежал сбоку. Игорь повернулся в ту сторону — никого. Какой-то чёрный сгусток прокатился у самых его ног. Кто-то сзади позвал его по имени. Игорь обернулся — никого. Кто-то мягко тронул его за плечо. Игорь вновь обернулся — опять никого. А над парком уже начиналась буря. Вой ветра, скрип и стон деревьев смешивались с чьим-то хохотом и визгом. Часы на башне ударили последний раз, и Игорь вдруг непостижимым образом почувствовал, как в глубине парка начала пробуждаться древняя неведомая и страшная сила. Нервы у Игоря не выдержали, и, отшвырнув полузадохшуюся синицу, он бросился бежать. Пытаться проскочить через узкие полуразрушенные проходы нечего было и думать — там маячили какие-то огромные чёрные тени с рогами и щупальцами. Игорь рванул прямо через земляной вал, он взобрался на гребень, но чьё-то огромное серое крыло ударило его по лицу, и Игорь, не удержавшись, скатился обратно на арену. Невидимые зрители встретили его падение восторженным воем. Игорь метнулся к противоположной стене, вскарабкался наверх на четвереньках и кубарем скатился на дорогу. Темнота вокруг него вскипела чёрными и седыми бурунами, то ли тумана, то ли дыма. Игорь помчался по дороге к блеснувшему впереди большому светлому пятну, но, не добежав до него несколько шагов он в ужасе остановился. Это были Сильвийские ворота, которые во вспышке молнии представились ему хищною пастью, готовой пожрать его. Каменное лицо языческого бога Сильвана, венчающее арку ворот, расплылось в злорадной улыбке. Игорь бросился назад, в сторону города. Кусты вдоль дороги кишели маленькими уродливыми косматыми тварями, похожими на обезьян. А вместо колонны Орла в небо упиралась огромная обглоданная кость! Игорь вдруг отчётливо услышал хор отвратительных голосов, кричащих ему: "Вернись! Убей!". Он почти выбежал из парка, когда та неведомая сила вдруг ринулась за ним. Воздух сделался густым и вязким, мешая бежать. "Вернись! Убей!" — истошно вопили голоса. Игорь почувствовал спиной, как нечто страшное, огромное, тяжело сопя, неотвратимо настигает его с каждым мигом. "О-о-о-отче наш…" — вдруг вырвалось у него из груди. В то же мгновенье вокруг него закружился дымчатый вихрь с пылью, листьями, но в нём мелькали косматые когтистые лапы, серебристые крылья. Отовсюду слышались визг, лай, клёкот, гортанные возгласы. Сотни невидимых существ отчаянно дрались за его, Игоря, душу. Из последних сил он выбежал из парка на Красноармейский проспект. Вихрь распался на мириады пылинок и искорок. Невидимое страшное нечто осталось позади в парке, наверное, оно не могло войти в город…

Игорь не мог вспомнить, как он очутился дома. Проснувшись уже за полдень, бледный и осунувшийся, он вышел на лестничную площадку. Потные грузчики, пыхтя и сипло матерясь, тащили мимо него наверх фортепиано. Подъезд был полон гомоном, топотом — видимо, въезжали новые жильцы. Игорь не мог осознать, был ли ночной кошмар сном или реальностью. Отгоняя ужасные воспоминания, он вышел на улицу. Возле подъезда стоял фургон с мебелью, и хрупкая девушка собирала рассыпавшиеся по асфальту книги. Игорь присел рядом на корточки и принялся помогать. "Спасибо", — почему-то смутившись и покраснев, произнесла девушка. "Как тебя зовут?" — спросил Игорь. "Светлана. Мы только приехали из Сибири", — девушка подняла на Игоря голубые глаза. И в то же время развеялись ночные страхи, а образ Анжелы потускнел и расплылся. "Хочешь, я покажу тебе город!" — выдохнул Игорь.
Они бродили по уютным гатчинским улицам. Игорь рассказывал об императорах, архитекторах, музыкантах. Перебегая через дорогу, он взял Светлану за руку.

"Игорь! — из стоящей перед переходом машины выглядывала Анжела. — Ты почему не звонишь?". "Я… я потерял мобильник", — пролепетал Игорь. Это было правдой. Мобильник бесследно сгинул где-то в минувшей дьявольской ночи. "Мы все едем в больницу. Илья на папашином "Лексусе" долбанулся. Машина — в хлам, а на нём — ни царапины. Только он весь какой-то пришибленный", — застрекотали сидевшие рядом с Анжелой одноклассницы. "Я… я позвоню… потом", — похолодев, буркнул Игорь и потянул Светлану за руку. Анжеле проводила их долгим пронзительным взглядом…
Парк, такой знакомый и нестрашный, встретил Игоря и Светлану птичьим щебетом. Дубы позванивали листвой под лёгким ветром. Ребята шли по аллее, держась за руки, и не видели, как на пыльной городской окраине Анжела, толкнув калитку из старого штакетника, вошла в небольшой палисадник, заросший жасмином и мальвой…

Автор

Константин Иванов

Журналист, член клуба «Мир непознанного». Руководит фирмой «Конкур», которая занимается созданием видеофильмами, фотосъемкой, рекламными и информационными сюжетами.