Пулковский рубеж:

От редакции:
О войне немало стихов и песен сложено. Известные поэты оставили для истории свои яркие строки. Но совсем по-другому выглядят белые стихи солдата, ветерана войны Владимира Павловича Симаненка. В них нет гладко созвучных рифм умещенных в строгие размеры. Но есть оголенные и живые приметы времени.
Без прикрас и пафоса.
Пулковский рубеж: правда глазами участника и очевидца.
 
Пулковский рубеж
Пулковские высоты, стоят шеломы башен.
Твои наука, – часовые.
Здесь в 41-м стояли насмерть
5-й ДНО солдаты.
Пришедшие по зову сердца,
Цвет города — старики и юноши,
Собой прикрывшие тебя,
Мой город Ленинград.
В то жаркое лето
Стеной стояли травы
И хлеба поспели,
Но их враги топтали.
Матросские бушлаты, шинели.
Кепки, каски – все перемешалось тут.
Моторов гул, лавина танков.
Взрывы мин, снарядов, бомб.
От пожаров темнело небо днем,
А ночью озарялось огнем.
То горят деревни, подожженные врагом,
И трупным смрадом тянуло за оврагом.
Изрыта вся земля, — воронки и траншеи.
И вой ревущих «юнкеров»,
И треск автоматных очередей.
Здесь вместе дед и внук
В одной траншее сражались рядом.
Содрогается земля от залпов пушек,
Грохочущих железом танков,
А за ними ССовцев цепи.
Все также лезут напролом.
Перевес врага во всем.
С винтовкой и гранатой
Поднимались мы в атаку
Прикладом и штыком
Преградить врагу дорогу.
Дымят, кадят подбитые вражеские танки,
Но кое-где прорываются к нам в тылы
И встают тогда солдаты
С бутылкою и связкою гранат,
Собою заслонив последний наш рубеж.
Здесь сходились в рукопашной
Штыком, прикладом и лопатой.
Трещали кости, кровь лилась
В этой битве беспощадной.
Вот бой утих,
Лежат повсюду горы трупов,
На лицах кровь и копоть.
Здесь наш солдат и враг лежали рядом.
С землей смешались кровавые тела,
В смертельной сцепившись схватке.
Как многих мы тогда не досчитались,
Но отстояли последний наш рубеж.
Здесь гибли, но не отступали,
Вогнали в землю мы врага.
Оставшихся заставили окопаться,
И не смог враг к городу прорваться.
За жизнь детей мы сражались,
Живущих в городе и будущих.
Из нас немногим, оставшимся в живых,
Досталась честь познать отцовства чувство.
Город потерял покой, — бомбежки с воздуха,
Тревог воздушных, рев сирен.
Зажигалок огненный дождь и фугасок взрывы
И день и ночь давили на людей.
И вот замкнулось кольцо блокады,
Врага помощник – голод
Вцепился костлявой рукой
В холодный, темный и голодный город.
Встали у станков женщины и юноши.
Точили школьники мины и снаряды.
Стал город фронтом,
А каждый житель стал солдатом.
В кольце блокады город жил.
Голодал, стоя умирал,
Работал и сражался.
На город враг кидал
Шквал своих снарядов.
По городу били, дома крушили
Сотни вражеских пушек
И Берты длинной мощные снаряды.
Они проламывали стены домов,
Лилась кровь в квартирах,
Госпиталях и школах,
Трамваи и улиц перекрестки,
Музеи и квартиры жилых домов.
Все было под прицелом у врага.
Почти три года длился такой кошмар.
Но врагу не сдавался город мой.
Артиллеристов-контрбатарейщиков
Разведчики наши наблюдали.
И вспышек вражеских засекали
Батареи врага.
Своим огнем мы подавляли,
Огонь врага на себя вызывали,
И тем спасали Ленинград.
На других фронтах
Солдаты наши наступали,
А мы готовились
И ждали часа своего.
Январским морозным утром
Грянул гром.
Из тысяч орудий, минометов и «Катюш».
Ленинградская гвардия пошла вперед,
Ломая укрепления,
И мощное сопротивление врага.
От Пулковских ворот отброшен враг,
Воронья гора и Красное село освобождены.
Не будет больше враг
Терзать наш город.
Город Ленинград
Салютовал своим войскам.
900-дневная блокада снята.
Салют, салют Ленинграда
Своим доблестным войскам.

Автор

Владимир Симаненок

Ветеран ВОВ, мемуарист, родился 22 апреля 1922 года в г. Красногвардейске, как в то время называлась Гатчина. Несмотря на то что Владимир Павлович был прикован к постели, он продолжал писать свои воспоминания. Ушёл 20 марта 2016года, не дождавшись своего «ленинского» дня рождения 22 апреля и любимого Дня Победы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *