История одной лодочной станции

Открытый при Александре II для свободного доступа горожан Приоратский парк стал любимым местом отдыха гатчинцев и гостей города. Здесь проводились народные гуляния, концерты, организовывались спортивные площадки для любителей активного отдыха, но одним из самых любимых аттракционов в парке было, конечно же, катание на лодках по Черному озеру. Павильон лодочной станции появился в Гатчине в начале прошлого столетия и сразу пришелся по душе всем, кто любил подобного рода развлечения. В архивах Петербурга сохранились документы, рассказывающие о его постройке. А происходило это так…

26 апреля 1908 года в Гатчинское Дворцовое Управление на имя начальника К.К. Гернета пришло письмо, подписанное председательницей Кружка попечения об интеллигентных труженицах госпожой Диц и председателем гатчинского пожарного общества Т. Лыхиным. В своем письме они во всех подробностях рассказывали, что гатчинцы, которые в то время почти поголовно увлекались спортом и физической культурой, постоянно просили общество устроить в парке катание на лодках. И вот, кружок и общество пошли навстречу желаниям горожан иметь летом полезное спортивное развлечение и поэтому испрашивали разрешение Его Превосходительства начальника Управления «на устройство в Приоратском парке на Черном озере катанья на лодках, каковое хотя и существует в дворцовом парке, но за последние годы крайне ограниченное и неопределенное время». Для того, чтобы выполнить просьбу жителей города, Диц и Лыхин просили разрешение на постройку павильона на сваях для хранения лодок и принадлежностей к ним в летнее время. А чтобы здание зимой не пустовало, предлагалось на Черном озере устроить каток и использовать павильон как раздевалку. Устроители, видимо, хорошо знали законы экономики, поэтому интересовались, нельзя ли разрешить устройство указанных катаний в течение 5 лет, но так, чтобы пользование для устраивающих обществ было в первые 2 года бесплатным, а в следующие годы — с платою не более 25 рублей в год. В конце письма Диц и Лыхин писали, что в случае удовлетворения их ходатайства, правления обществ принимают на себя наблюдение за порядком на озере, для чего будут иметься «особые люди» и необходимые спасательные средства.

В тот же день письмо было доставлено брату Николая II, великому князю Михаилу Александровичу, который сразу же через своего адъютанта сообщил исполняющему обязанности начальника Дворцового Управления Владимиру Евгеньевичу Ан-дро де Бюи Гингляту, что просит о разрешении Гатчинскому благотворительному обществу «построить постоянный киоск на Приоратском озере и разрешить иметь лодки для катания на озере». Далее следовала приписка, что Михаил Александрович уже оповестил о предполагаемом строительстве императрицу Марию Федоровну, без веского слова которой в городе ничего не могло быть построено.

28 апреля к письму Диц и Лыхина было приложено добавление главного архитектора Гатчины Л. М. Харламова о том, что с технической стороны препятствий к постройке павильона для лодочной станции не имеется, только необходимо представить более разработанные фасады предполагаемой постройки, «имея ввиду расположение ея около хотя и весьма простого, но изящного здания Приоратского Дворца».

3 мая 1908 года пожарное общество предоставило более разработанные проекты фасадов и внутренних помещений павильона, а 13 мая уже было сообщено об окончании строительства. Внутри находились 6 залов: 2 раздевалки, общий зал, буфет, помещение для администрации и кладовка. Помещения обогревались чугунными печами, а из удобств внутри находились «выносные торфяные клозеты». Здание было простым и неброским, потому что было построено буквально в нескольких десятках метров от Приоратского дворца и не должно было отвлекать взгляда прогуливающихся от главной достопримечательности, однако оно достойно вписывалось в пейзаж.

Лодочная станция была открыта 14 мая 1908 года в час дня при игре духового оркестра пожарного общества. Но для официального открытия нужно было представить полицеймейстеру Дворцового Управления Кавтарадзе правила катания на лодках. После недолгого согласования, 24 июня 1908 года были приняты правила пользования лодками на Черном озере: катание начиналось в 10 часов утра и заканчивалось в 10 часов вечера; лодки без провожатых должны были отпускаться только взрослым, а детям разрешалось кататься только с сопровождающими; запрещалось кататься в нетрезвом состоянии, выходить из лодок на берег и острова, а также принимать с берега на борт пассажиров. Но самое интересное правило заключалось в том, что нельзя было брать с собой закуску и напитки, гармоники, балалайки и другие инструменты, а также распевать при катании песни, «бросать в воду бумагу, картузы, всякий сор и проч.». Насчет этого правила Т. Лыхин писал полицеймейстеру, что проследить за исполнением его невозможно, на что получил ответ, что нарушающие «будут привлекаться к законной ответственности». Лодки отпускались по 30 копеек в час, плата за первый час взималась вперед. О проживающих в павильоне лицах без определенного места жительства надлежало сообщить полицеймейстеру. Кроме того, в договоре было оговорено, что павильон строится только на 6 лет, а затем, если не получено разрешение Управления на продолжение работы станции — сносится.

Новое развлечение моментально стало популярным. Кататься летом на лодке — одно удовольствие, особенно по Черному озеру, которое было окружено многолетними деревьями и вода которого была кристально чистой. Гладь воды успокаивала и навевала приятные мысли. Но иногда идиллия нарушалась. Однажды во время катания четверо человек, развлекаясь, так раскачали лодку, что та перевернулась и все очутились за бортом! По счастью, происшествие закончилось благополучно. «Крушение» произошло неподалеку от одного из островов, и люди вскоре оказались на суше в ожидании спасательной лодки.

В буфете павильона продавали чай, прохладительные напитки, молоко, «конфекты» и даже модную новинку — лактобацил-лин, приготовленный по рецепту знаменитого микробиолога И. И. Мечникова. Торговать спиртными напитками было запрещено. Зимой павильон служил раздевалкой для тех, кто пришел на каток, основанный теми же обществами на Черном озере. Катание на коньках тоже было чрезвычайно популярным, как и сегодня. Каток также работал с 10 часов утра до 10 часов вечера. Разовая плата за вход была 10 копеек, а если катание проходило под игру оркестра, то — 15 копеек. По праздникам цены возрастали. Кроме того, на весь сезон предлагались абонементы без права передачи. Они стоили: для учащихся — 2 рубля, для одного лица — 4 рубля, для семей и на 5 персон — 10 рублей. Также можно было взять коньки напрокат. За услуги гардеробщика, если они были необходимы, уплачивали 5 копеек.

Здание павильона использовали и как театральные подмостки. 15 января 1911 года на катке был устроен костюмированный бал с сожжением фейерверка и выдачей призов за оригинальные мужские и женские костюмы. Известная в начале XX века в Петербурге актриса Клавдия Терская ставила на построенной «сцене» павильона спектакли с танцами.

Но устроителям лодочной станции и катка не везло! Если катание на лодках и приносило небольшой доход, то катку, похоже, противилась сама природа. В течение нескольких лет зимы были слишком теплыми, лед был неустойчивым, поэтому каток пустовал большую часть времени. Устроители стали терпеть убытки, общества постоянно задерживали арендную плату. Об этом известно из служебных записок и письменных обращений к Т. Лыхину, составленных делопроизводителем Гатчинского Дворцового Управления — С. Рождественским, автором двухтомника «Столетие города Гатчины». Все это заставило хозяев поднять входную плату для катка. Но и это не помогло. Долги устроителей лодочной станции росли с каждым годом.

В конце концов, после смерти председателя гатчинского пожарного общества Лыхина, госпожа Диц передала павильон в ведение Дворцового Управления. Еще некоторое время он работал, а затем, по истечении договора, был допущен к слому. Произошло это в 1914 году… Что было далее, бесстрастные документы умалчивают…

www.history-gatchina.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *