Любовь, отвага и коварство…

grenaderСчастия в Москве отчаяв,
Едет в Гатчину Вермель.
Он почти что Чаадаев,
Но другая в жизни цель.
Осип Мандельштам
…Так ты в женах, о милый ангел!
Магнит очей, заря без туч.
Как брак твой вновь позволил Павел
И кинул на тебя свой луч…
Гавриил Державин

В одном из предыдущих номеров журнала были опубликованы гатчинские сказки, которые затем попали в Интернет. Удивительно, но многие приняли их за достоверные истории. Автору звонили сотрудники российского телевидения и умоляли показать то место в Гатчинском парке, где цесаревич Павел встречался с юной ингерманландкой. С большим трудом удалось убедить их, что это не более, чем сказка.

Поэтому сегодня я расскажу абсолютно правдивую историю, связанную с Гатчинским замком, — о странствующем рыцаре, прекрасной даме, отважных мушкетёрах, коварных интригах и беззаветной любви.

Началось всё с того, что в 1788 году шведский король Густав III объявил войну России. Основные силы русской армии были заняты в Русско-Турецкой войне, и Густав III рассчитывал легко захватить Петербург и отвоевать обратно Ингерманландию. Над столицей нависла реальная угроза. Сил для обороны Петербурга не доставало, и войска набирали отовсюду. Отправились на войну и гатчинские гвардейцы из «потешной» армии цесаревича Павла. Гатчинское войско тогда состояло из четырёх мушкетёрских и двух егерских рот. Надо сказать, что наши мушкетёры умели не только маршировать по дворцовому плацу. Павел регулярно проводил манёвры в Гатчинском парке, и гвардейцы, отрабатывая десантные операции на островах Белого озера, в полной мере овладели искусством абордажа и приёмами рукопашного боя. Гатчинских мушкетёров и егерей определили в батальоны морской пехоты.

В то же время в Россию, по приглашению Екатерины II, прибывает рыцарь Мальтийского ордена — молодой граф Юлий Литта, для создания гребной флотилии. Почти год Литта целыми днями работал на верфях, наблюдая за вооружением судов и приготовлением их к военным действиям, обучал молодых офицеров новой тактике. Наши мушкетёры оказались под его началом. Первое дело, в котором им довелось участвовать, было сражение при Роченсальме. Утром 13 августа 1789 года русский гребной флот начал штурм шведской военно-морской базы, расположенной в финских фьордах. Пока небольшой передовой отряд под командованием Балле отвлёк шведскую береговую оборону, Литта пошёл на прорыв через Королевские ворота. Так назывался узкий пролив, ведущий к шведской базе. Но пролив был наглухо заблокирован затопленными кораблями. Отряд Балле, оказавшись один на один с превосходящими шведскими силами, был почти обречён. Но мальтийский рыцарь принял невероятное решение, — русский десант бросился прямо в воду. Стоя по грудь в ледяной воде, под огнём шведских батарей, десантники разобрали подводные завалы и прорвались на рейд Роченсальма. Шведские корабли, находившиеся на рейде, были взяты морскими пехотинцами и мушкетёрами на абордаж, на берег были высажены штурмовые группы, которые быстро захватили береговые укрепления. Победа была полной.

За штурм Королевских ворот граф Литта был награждён орденом св. Георгия III-й степени и именной золотой шпагой, а также возведён в чин контр-адмирала. А мушкетёры продолжили службу в рядах морской пехоты и вернулись после войны в Гатчину, все, как один, — с боевыми наградами, среди которых особой была медаль «За храбрость на финских водах», в память о сражении при Роченсальме.

А вот судьба Юлия Литты нанесла ему ощутимый удар. Во втором сражении при том же Роченсальме наш флот был разбит. Как всегда при поражениях, командование искало виноватых. Среди опальных офицеров оказался и Литта. Отважный воин и благородный рыцарь, граф был совершенно не искушён в интригах. Ему было предписано покинуть действующую армию и Россию, правда, с небольшой припиской: «…до особого распоряжения».

Впрочем, были и другие причины отставки рыцаря. Между Екатериной II и мальтийским орденом резко обострились отношения. Сперва выяснилось, что известный авантюрист граф Калиостро, изрядно досадивший императрице своими проделками в Петербурге, тесно связан с орденом. Вернее, — с масонами, которых немало оказалось среди рыцарей. Да и рыцари весьма косо смотрели на Екатерину из-за её дружеских отношений с Вольтером и другими вольнодумцами, считая, что русская императрица потворствует распространению революционной заразы в Европе. Так или иначе, Литта оказался на Мальте, а затем — в Италии, где принял под командование корвет «Пеллегрино». Корабль стоял в Неаполе, откуда наш рыцарь должен был отправиться в боевой поход к берегам Африки для борьбы с алжирскими пиратами. Но шли дни за днями, а «Пеллегрино» стоял на рейде Неаполя, и команда никак не могла дождаться отплытия. А виной тому была юная жена русского посланника в Италии — Екатерина Скавронская. Племянница самого князя Потёмкина, она была рано выдана замуж за Павла Скавронского — внучатого племянника Екатерины I. Её тяготил брак с нелюбимым человеком , и, когда в их доме появился странствующий рыцарь, в сердце русской красавицы вошла любовь. Литта же вовсе потерял голову от охватившего его взаимного чувства. Он целыми днями пропадал в доме посланника, развлекая Катеньку рассказами о своих походах и приключениях, и об удивительной истории рыцарского ордена Святого Иоанна. Молодые люди ни разу, даже намёком, не обмолвились друг другу о своих чувствах.

Но, всё-таки, Литте пришлось отправиться в поход, с тяжёлым сердцем пришёл он к Катеньке попрощаться. Когда же она спросила, отчего рыцарь так печален, Литта страшно смутился и, не найдя, что ответить, сказал, что его сильно печалит судьба Мальты. Дела рыцарского ордена действительно шли год от года всё хуже и хуже. Французская революция и раздел Польши лишили рыцарей почти всех владений и доходов, поставив их на грань исчезновения.

mushketerИ тут Катенька произнесла фразу, которою Литта до конца не понял, но хорошо запомнил : «Ищите счастья своего в России». Тем не менее, рыцарь отправился в очередной поход, а Скавронская осталась скучать в Неаполе. Но вскоре жизнь её переменилась. Граф Скавронский заболел чахоткой и умер, а Екатерина с двумя дочерьми вернулась в Петербург, где стала фрейлиной императрицы Марии Фёдоровны.

При восшествии на российский престол Павла I изменились и отношения России с Мальтой. Литта убедил Великого Магистра отправить его посланником в Россию для переговоров с императором. И вскоре миссия мальтийцев, возглавляемая графом, прибыла в Гатчину. Что двигало рыцарем, — желание спасти орден или любовь? Кто знает…?

Для ордена слова Катеньки оказались пророческими. Павлу полюбился благородный и открытый рыцарь. Император принял живое участие в судьбе иоаннитов: помог решить денежные вопросы, вернул им владения в Польше. Более того, Павел загорелся идеей — что, если бы делами государства занимались такие смелые, образованные и честные люди, как Литта, — Россия сможет стать совсем другой.

Дела ордена пошли в гору, и Литта решил, что пора заняться своей судьбой. К тому времени он уже успел встретиться и объясниться с Катенькой, и ни о чём другом не помышлял, как о своей женитьбе. Но перед счастьем влюблённых стояло одно существенное препятствие. Как и всякий другой член духовного братства, каким являлся орден Св. Иоанна, Литта принял на себя обет безбрачия, т.е. являлся рыцарем-монахом. И, чтобы жениться, ему необходимо было покинуть орден. Но сделать это не так-то просто.

В то время в России действовал ещё один духовный орден — иезуитов. Заправлял его делами аббат Грубер, который, сидя в Гатчине, непрестанно плёл интриги, пытаясь подчинить себе всю католическую церковь в России и укрепить её, сильно потеснив православие. Видя выдающиеся дипломатические успехи Литты и особое расположение к нему государя, Грубер старался изо всех сил склонить рыцаря к союзу. Коварный аббат почти преуспел в своих устремлениях, но тут Литта объявил о намерении выйти из ордена Св. Иоанна, ради женитьбы. Грубер был в ярости, — рыцарь был нужен ему для осуществления далеко идущих планов. Аббат попытался уговорить Литту отказаться от Екатерины. Пользуясь тем, что ему удалось-таки захватить власть в российской католической церкви, отец Грубер употребил всё своё влияние, — убеждал, давил, угрожал, но герой Роченсальмского сражения был непреклонен. И тут ловкий аббат сказал Литте, что нашёл выход: из Гатчины в резиденцию папы римского отправился гонец с прошением Грубера разрешить рыцарю вступить в брак, не покидая ордена. Такие вопросы находились исключительно в ведении понтифика. Литта был благодарен аббату, — он не знал, что ловкий интриган накануне подслушал разговор Павла I с графиней Скавронской. Катенька тоже, как могла, боролась за своё счастье и попросила у императора аудиенции, где умоляла Павла разрешить ей выйти замуж за рыцаря. Царь резко воспротивился, — Литта был нужен ему именно как посланник Мальтийского ордена. Но Катенька упросила обратиться Павла к папе римскому, так как тот мог своею властью разрешить проблему к удовлетворению обеих сторон. Император рассмеялся тому, как ловко умеют женщины распутывать сложные ситуации, и отправил гонца в Италию.

Папа Пий VI удивлённо рассматривал два прошения о браке Литта. Неслыханное дело, — все просят разрешить жениться рыцарю-монаху. Но Литта был нужен папе. Во-первых, граф являлся посланником католического ордена, а во-вторых, его родной брат Лоренцо Литта тоже был посланником в России, но уже самого папы римского. Папа Пий VI вздохнул, перекрестился и подписал буллу, разрешающую Юлию Литте жениться, оставаясь членом духовного братства.

Свадьбу настойчивых влюблённых сыграли 18 октября 1798года в присутствии государя и всей императорской фамилии, с большой пышностью. Так Литта одержал самую большую победу в своей жизни и завоевал самую ценную награду.

Череда последующих событий опять резко изменила судьбу отважного героя. Сперва мальтийские рыцари избрали Павла I своим магистром. Император, ввиду занятости, все дела ордена взвалил на Литту, и, к тому же, поручил ему создать особую императорскую гвардию — корпус рыцарей-кавалергардов, которые должны были стать личной охраной императора. Столь высокое положение мальтийского кавалера при дворе очень не нравилось многим вельможам. Против Литты непрестанно плелись интриги, особо старался граф Ростопчин, пытавшийся занять его должности. Сводил счёты со строптивым рыцарем аббат Грубер. За свою «помощь» в женитьбе Литте Грубер потребовал подчинения ордена мальтийцев ордену иезуитов. Благородный рыцарь с негодованием отверг притязания коварного аббата. Но опытный воин и государственный деятель был совершенно беспомощен в придворной борьбе и вскоре сделался жертвой коварных интриг. Павел, по навету недругов, отправил рыцаря в ссылку в имение жены. Так завершилась одна из самых удивительных любовных историй, которую видели стены Гатчинского замка.

P.S. Позже история расставила всё по своим местам. Павел, лишившись поддержки своего самого верного рыцаря, был убит заговорщиками. Заживо сгорел в Санкт-Петербурге во время пожара аббат Грубер, в доме, который он захватил своими ловкими махинациями. А влюблённые прожили счастливую жизнь. Екатерина выдала дочерей замуж: старшую — за князя Багратиона, младшую — за сына графа Палена. Литта был возвращен на государственную службу, входил в государственный совет и занимал одно время должность обер-камергера. У него в подчинении служил камер-юнкер Александр Пушкин, и мальтийский рыцарь не раз устраивал «солнцу русской поэзии» выволочки за прогулы дворцовых церемоний.

Автор

Константин Иванов

Журналист, член клуба «Мир непознанного». Руководит фирмой «Конкур», которая занимается созданием видеофильмами, фотосъемкой, рекламными и информационными сюжетами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *