XVII кинофестиваль «Литература и кино» — кино

Солнечной улыбкой приветствует весенняя Гатчина очередной кинофестиваль «Литература и кино»! С 1995 года отмечая данный ПРАЗДНИК уже в 17-й раз, гатчинцы, а также гости нашего города вновь живут ожиданиями ИСКРЕННЕГО свидания, определяемого союзом Кино и Литературы. Новые фильмы, ретроспективная программа, творческие встречи с литераторами и кинематографистами… По-своему зрителю и читателю интересно ВСЁ! А для участников кинофестиваля — это и конкурс, и диалоги общения, знакомств.

Листая страницы ЮБИЛЕЙНОГО календаря 2011года, хочу выделить два имени, взаимосвязанных между собой и, по моему мнению, на этот раз, несомненно, достойных упоминания на очередном гатчинском кинофестивале. Тем более, что запланирована особая — анимационная конкурсная программа кинофестиваля.igolchatekran

***

КИНО. К 110-летию со дня рождения А.А.Алексеева /18.04.1901 — 9.08.1982/

Баснословный рассказчик историй

Он родился в Казани, в семье военно-морского атташе и был младшим — третьим из сыновей. Ранние детские годы Саши Алексеева прошли в Константинополе. Однако после таинственного исчезновения, «неизвестной болезни» и смерти отца, поехавшего в командировку в Германию, семья переехала в Петербург. Воспитывался Александр Алексеев в морском кадетском корпусе, а в Гатчине, по-видимому, Алексеевы бывали на даче.

«Рай», «Тайны Константинополя», «Изгнание», «Истоки», «Конец Санкт-Петербурга» — так — КИНЕМАТОГРАФИЧЕСКИ — обозначил главы в своих мемуарах Александр Алексеев. Фрагменты этой прозы замечательного художника и режиссера-аниматора под названием «Забвение. Воспоминания санкт-петербургского кадета» на русском языке первоначально были опубликованы в журнале «Искусство кино»(1993, № 4).

Удивительно, но это проза, где жизнь отражена через восприятие художника-графика, наблюдательного и пристрастного. Таково, например, впечатление о смерти отца: «А потом наступил страшный день. Появилась мать без лица. Оно было покрыто чёрной вуалью. Мама была вся чёрная и стояла перед настежь распахнутой дверью. Её руки раскрылись, чтобы обнять меня… и больше я ничего не помню.

Потом мы все оказались в маленькой угловой гостиной; нас было семеро или девятеро. Был священник, певший грустные песни. Мама с чёрным лицом, держа белый платок рукою в чёрной перчатке, плакала. Я ухватился за её свободную руку, и меня называли сиротой».

Сироты… Саше Алексееву тогда было около 5 лет, его брату Владимиру — 10, среднего брата звали Николай. А их отец, который знал 37 языков, почему и занимал такой высокий пост, погиб в возрасте 37лет! Мальчики-сироты…

В воспоминаниях А.Алексеева есть упоминания о Гатчине. Первый фрагмент: «Потом сон переносится в другое место: я снова в Гатчине, иду одиноко домой по каменным плитам нашего сада, вдоль деревянного забора, который тянется слева от меня. Я кричу через забор, через кусты сирени, чтобы братья с другой стороны, со двора, услышали меня: «Мама умерла, нужно идти в школу!». У меня было чувство, что мама приносила себя в жертву нам, входила в смертную кабинку, чтобы мы могли «пойти в школу», расти и жить. Этот смысл, который я в семь лет придавал маминым хлопотам, преследовал меня всю жизнь и определил мои глубокие чувства к матери и вообще ко всем женщинам».

И другое: «Брат Владимир последний год учился в Кадетском корпусе. Я виделся с ним очень редко — когда замечал вдалеке какое-нибудь подразделение старших кадетов. Я считал его полным совершенством. Иногда мы вместе ездили в Гатчину. Он начал говорить со мной покровительственным тоном, отстраненно. В своем классе он входил в маленькую группу просвещенных умов, снобов, споривших о декадентском и футуристическом искусстве и о свободном театре».

После отъезда из Петербурга в судьбе Саши Алексеева было недолгое пребывание в Уфе, где в свою школу изобразительных искусств его пригласил Давид Бурлюк. Затем было обучение в училище гардемаринов во Владивостоке и служба в Добровольческой армии. В 17-летнем возрасте покинув Россию, через Японию, Китай, Индию, Египет и Англию Александр Алексеев добрался до Франции.

С 1921года А.Алексеев обосновался в Париже, где в студии С.Судейкина продолжил обучение живописи, чем увлеченно начал заниматься еще в Петрограде.

Творческая деятельность А.А.Алексеева многообразна. Это работа декоратором и художником-оформителем в различных театрах Парижа (1922-1925гг), а с 1926года он уже признан мастером графики, чье прочтение Гоголя, Пушкина, Сервантеса, Андерсена, Гофмана, Э.По, Бодлера, Ф.Достоевского, Л.Толстого и Б.Пастернака принесет ему славу мэтра книжной иллюстрации. За рубежом «Слово о полку Игореве» (1950г.) также было издано с иллюстрациями А.Алексеева.

Работал Александр Алексеев в технике офорта, цветной литографии и ксилографии, а в 30-е годы увлекся немецкой кинематографией, обретя желание «проиллюстрировать» музыку. Вместе со своей ученицей и помощницей Клер Паркер А.Алексеев приступил к созданию особого вида мультипликации, которая графически отражала стихию мелодии. Новаторская идея А.Алексеева в кинематографии — это изобретение «игольчатого экрана».

Из сборника «Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции» (М., 1997, с.21-22): «Он (т.е. «игольчатый экран») представлял собой небольшую экранную плоскость из мягкого материала, пронизанную несколькими тысячами иголок, выступавших при надавливании на 30-50 мм и повторявших форму предмета. Эффект, построенный на неровном выдвижении тел на экранной поверхности, освещенной подвижным боковым источником света, создавал необыкновенные графические возможности и световую гамму, включавшую все оттенки черного и белого цвета. В отличие от таких мультипликаторов, как Уолт Дисней, создавших целую киноиндустрию, Алексеев с помощью своего «экрана» мог работать в полном одиночестве и делать фильмы, «передающие полутона, дымку и нечеткие переливающиеся формы», фокусируя внимание на движущемся образе».

В 1923 году Александр Александрович Алексеев женился на актрисе и художнице Александре Александровне Гриневской (1899-1976), у них родилась дочь Светлана, а потом сын, который прожил недолго. Бросив работу в театре Питоева, где будущие супруги познакомились, А.Гриневская работала с Алексеевым как художник кино, проявив себя также и иллюстратором книг.

Из воспоминаний Светланы Алексеевой-Роквелл: «Отец был очень болен, он потерял одно легкое, занимаясь гравюрой, и три года провел в санатории. В этот период (до 1931года) моя мать работала в книжной иллюстрации самостоятельно, чтоб иметь возможность оплачивать счета. Мать была ТАК ЖЕ ТАЛАНТЛИВА, как отец. Они влияли друг на друга, и иногда работы моей матери принимали за работы Алексеева».

В 1940-м вместе со своей семьей и второй супругой К.Паркер (1906-1981) А.Алексеев переехал в США. Возвращение в Париж состоялось в 1949-м, где студия на улице Мулен стала известнейшей и признанной лабораторией Мастера, память о чём сохраняется до сих пор.

С 1947 по 1951 г. Алексеев вел эксперименты с новым техническим приспособлением для постановки мультипликационных фильмов, назвав этот метод «тотализацией иллюзорных твердых тел»: движущийся по сложной кривой (посредством системы маятников) источник света снимается покадрово с длительной экспозицией. С помощью этого изобретения был создан способ киносинтеза трансформирующихся объемных геометрических фигур задолго до появления компьютерной графики. Методом «тотализации» за 1951-1964гг. по заказу фирмы «Cocinor» Алексеевым и его помощниками было снято около 20 рекламных роликов.

Умер А.А.Алексеев в Париже через 10 месяцев после внезапной кончины своей супруги Клер.

Ещё при жизни Алексеева считали человеком леонардовского типа, то есть новатором, чьё мастерство и изобретения обрели признание. Итоги жизни художника Александра Алексеева — это более 40 проиллюстрированных книг, 5 авторских фильмов, около 50 удивительно выразительных рекламных роликов, созданных на музыку Чайковского, Пуленка, Орика и др.. А также теоретические статьи по искусству книжной графики и о кинематографии, участие в документальных фильмах.

На «игольчатом» экране А.Алексеев снимал только свои авторские, как он их называл — «программные» фильмы, каждый из которых был на основе музыки. Это киноминиатюры «Ночь на Лысой горе» (1933г., 8мин. 20сек.), «Мимоходом» (1943г., 2мин. 5сек.), «Нос» (1963г., 11мин. 9сек.), «Картинки с выставки» (1972г., 10мин. 55сек.), «Три темы» (1980г., 6мин., 45сек.).

Из статьи А.Алексеева «О книжной иллюстрации и анимационном фильме» (1967г.): «Пока мы делали «Ночь на Лысой горе» — Клэр Паркер и я — в течение тех полутора лет, которые заняла постановка этих восьми минут фильма, у нас обоих было чувство, что мы как бы владели огромной тайной, о которой ни один из жителей планеты не догадывался. Я рассказываю об этих вещах так, как они и происходили — пусть они могут показаться смешными или наивными, мне это вполне безразлично, ибо прежде всего, мне кажется, я обязан оставаться искренним».

Авторские фильмы А.Алексеева получили почетные дипломы на Венецианских биеннале в 1952 и в 1954гг. Фильм «Нос» получил приз на Международном фестивале экспериментального кино в Бельгии (1964г.), а также диплом Международного фестиваля в Оберхаузене (ФРГ, 1964г.) и почетный знак фильма высокого качества от Французского национального центра кино (1963г.).

Фильм «Картинки с выставки» награжден Почетным знаком фильма высочайшего качества за использование двух «игольчатых» экранов — стационарного большого и вращающегося перед ним малого (Париж, 1972г.). Фильм «Три темы» получил специальный приз жюри на Загребском кинофестивале (1980г.).

Мировая слава Мастера упрочена участием А.Алексеева в работе над знаменитым фильмом О.Уэллса «Процесс» (1962г.) — по роману Ф.Кафки.

Александр Алексеев «пестовал», как он сам выражался, родившуюся в 1960 году Международную ассоциацию аниматоров (ASIFA), его дружба с Андре Мальро (в то время министром культуры Франции) очень помогла становлению этой организации. Избран был А.Алексеев членом Французской кинематографической академии.

Долгие годы в России имя эмигранта Александра Александровича Алексеева не упоминалось. Лишь не так давно появились статьи, фильмы и книги о нём. Правда, путаница дат и фактов в некоторых статьях, к сожалению, присутствует. Зато сборники «Безвестный русский — именитый француз» (СПб., 1999) и «Александр Алексеев: диалог с книгой» (СПб., 2005) — это уникальные и полноценные издания.

Изданы фрагменты воспоминаний А.Алексеева, на русский язык переведены некоторые его статьи, интервью. Проект издательства «Вита Нова» «Александр Алексеев: возвращение на родину» — это четыре роскошных книжных фолианта: «Братья Карамазовы» Ф.Достоевского и «Анна Каренина» Л.Толстого (изд. 2005г.). Позднее был переиздан роман «Доктор Живаго» Б.Пастернака (2007г.).

В 1989 г. дочь Алексеевых Светлана (так же, как и ее родители, художник) передала Музею кино в Москве часть архива своего отца и копии некоторых его фильмов. Парижскому Музею кино Светлана передала большую часть из 10 имевшихся у Алексеева «игольчатых» экранов. Кстати, если первый экран состоял из 50 тысяч игл, то для производства последнего экрана потребовалось до миллиона игл!!!

В 1999году на V кинофестивале «Литература и кино» в кинотеатре «Победа» была представлена выставка «Александр Алексеев: безвестный русский, знаменитый француз», организованная Санкт-Петербургским фондом культуры и Музеем кино (Москва). В гатчинской Центральной городской библиотеке им.А.И.Куприна тогда же состоялся киновечер, посвященный А.Алексееву, его провёл режиссер и участник кинофестиваля Михаил Трофимов. После биографического рассказа об А.Алексееве был показан «игольчатый» экран, а также два фильма. Они действительно уникальные и удивительные! И теперь — в век компьютерных технологий — они смотрятся не как нечто устаревшее, а ПО-НОВОМУ живо и образно.

«Баснословный рассказчик историй» — так написала об отце его дочь Светлана. Так, фильм «Нос» — это ностальгические воспоминания А.Алексеева об «утерянном» Петербурге: фантасмагория, импровизация, сон. В 1973году А.Алексеев написал статью «Альфеони глазами Алексеева», где биографически рассказана его собственная история жизни. История о художнике и о человеке. История-легенда, поэтически-волшебная, мудрая и добрая, как ВСЕ работы Александра Александровича.

В связи с этим хочется процитировать ещё два отзыва о творчестве художника и кинорежиссера Александра Алексеева.

— «…То, что оставил нам Алексеев, мне кажется, из стихии поэзии. Оно обладает той самой степенью легкости и возможности перехода сразу — мгновенно, в тяжесть, оно способно менять притяжение земли. И не просто, как физический фокус, а как собственное течение времени на этом прямоугольнике экрана, в разных источниках — своё». /Юрий Норштейн (см. «Искусство кино», 1993, № 4)

— «Каждая книга, которую иллюстрировал мой отец, тщательно разделывалась, как цыплёнок на тарелке. Он делал множество заметок, читая её, и смотрел на потолок своей студии почти каждые пять минут, качал ногой направо, налево и, казалось, что дремлет. Он полюбил ТЕНИ ДЕРЕВЬЕВ на стеклянном потолке своей студии. Он хотел почтить эту листву в своем последнем фильме». /Из письма С.Алексеевой-Роквелл режиссёру Ю.Норштейну от 11.02.1994г.

Автор

Алёна Тришина

Старший библиотекарь библиотеки им. А.Куприна. Человек активной жизненной позиции, влюбленный в родной город и своих читателей. Статьи, книги о знаменитых земляках Алены Александровны имеют главную цель — просветительскую.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *