Поход в «Сахару»

Всех читателей Гатчинского журнала и жителей Гатчины поздравляю с Новым годом и Рождеством Христовым. Крепкого здоровья Вам, успехов, удачи! Настраивайтесь на позитив. Ибо негативный настрой ситуацию не улучшает, а усугубляет её. Смотрите с оптимизмом в будущее. Всего Вам наилучшего!

Сергей Пузатых

Фантастический рассказ

В связи с существенным изменением климата и как следствие изменением движения воздушных масс над Северо-Западным регионом России, рядом прибалтийских и скандинавских государств в осенне-зимне-весенний период воцарились сплошные серо-свинцовые облачности. Только старожилы-долгожители вспоминали и показывали снятые ещё в их далёком детстве видеосюжеты о морозных солнечных деньках, где небо было нереально голубым и светило лучезарное зимнее солнце. Люди удивлялись: «Неужто и зимой светило солнце, как в летнее время? Просто фантастика, какая-то. Как в каких-то южных странах». Конечно, состоятельные слои населения могли себе позволить и зимой проводить отпуска за границей в солнечных странах, кто-то мог уезжать в другие регионы России к родственникам, но для большинства людей это часто было недоступно. Возникли термины: «сумеречная зона, сумеречный период». Но люди как могли боролись с депрессивными состояниями. Приближались Новогодние праздники, и как всегда их хотелось отпраздновать как-то интересно, необычно, запоминающе, особенно молодёжи.

Анжела проснулась в уютной кровати и включила нажатием пульта электронно-сенсорные голографические обои, называемые ещё «фониками», висящие во всю стену на противоположной стороне комнаты. Выбрала режим «Мальдивские острова», и объёмные, кажущиеся вполне реальными волны зашелестели прямо возле её кровати, и даже казалось, что её обдаёт тёплыми брызгами. А слева и справа от тёплой лагуны медленно раскачивались высокие пальмы, по которым ползали, взмахивая большими крыльями, красные и белые попугаи и периодически кричали ужасными голосами, вздыбливая перья на затылках, вызывая смех у Анжелы и поднимая ей утреннее настроение.

В противоположном углу комнаты включился мобильный 25-дюймовый терминал, и на экране появилась подруга Анжелы Катя.

— Анжелка, ты проснулась? Чем заморачиваешся?

— Тащусь на Мальдивах!

— А я больше наши виды люблю, российские поля в цветах, рощи берёзовые, речки с ивами.

— Да в твоём «фонике» просто экзотические виды поломались, а починить дорого.

— Нет, Анжелка, мне вправду наши виды милей. Слушай, а давай сделаем себе предновогодние подарки. В «Сахару» реально позагорать свалим! Там сейчас предновогодние скидки 50%!

— Забито, ближе к вечеру идём! Только мальчишек захватим!

— Забито.

Анжела выключила видеофон и подошла к окну. На улице, как всегда в это время года, безнадежно нависало свинцово-серое тяжёлое низкое небо.

«Сахарой» назывался большой водный комплекс по типу когда-то модных аквапарков. Только вверху светило искусственное термоядерное солнце (промышленно-медицинский вариант) и излучало искусственные, но вполне заменяющие солнечные полезные лучи и так необходимый человеку витамин Д. И вот компания из четырёх человек: Катя, Антон, Анжела и Никита вошли в большой, залитый солнечным светом зал.

— А вот когда моя мама и бабушка были молодые, они ходили загорать в какие-то солярии, — заговорила Анжела. — Это что-то наподобие гроба с крышкой или маленькие кабинки. Стоячие и лежачие, наверно, неудобные штуки, да как вроде потом выяснилось, и для кожи небезвредные.

— Конкретный отстойник, — добавила Катерина, лукаво улыбаясь и представляя предстоящий райский отдых.

Компания надела тёмные солнцезащитные очки, взятые напрокат на два часа вместе с надувными лежаками, тапками и полотенцами, и вошла в большой, залитый солнечным светом зал. На входе табло высвечивало температуру воздуха +28, воды в центральном большом овальном бассейне +26.

— Эх, оттянемся!- воскликнул Никита, и ребята пошли по тёплому, мелкому, белому песку, насыпанному широкими полосами по периметру центрального бассейна.

— Ребята, я хочу на крупный, красный песок, — просяще заныла Катя, и ребята, не имея ничего против, пошли на противоположный берег бассейна через пальмовую рощу.

— Да здесь прямо как на Средиземноморском курорте, — восхищался Антон. — Я здесь не был никогда. Дорого очень, простым людям вообще нереально. Хорошо хоть, что скидки новогодние. Из-за скидок пляж «Сахары» был переполнен загорающими. Но на противоположном берегу между водной горкой и водопадом всё же нашлось немного места, и компания разложила на песке лежаки. Откуда-то сверху периодически ласковый женский голос напоминал о правилах поведения в данном месте отдыха, и особенно акцентировалось внимание о категорическом запрете смотреть на «солнце» без защитных очков. Антон и Никита сразу же помчались и с разбегу нырнули в бассейн, а к лежащим девчонкам плавно подкатил пляжный официант-робот в виде инопланетянина с зеленоватым цветом тела и двумя маленькими антеннами на голове и любезно предложил на прозрачном овальном подносе два новогодних коктейля бесплатно за счёт заведения. Подруги взяли коктейли и, смеясь, лёгкими поклонами головы поблагодарили «инопланетянина».

— А ты слышала, Катька, — сказала Анжела, отхлебнув коктейля, — что когд- то над Замлёй в 2012 году пролетала комета или астероид что ли? Так вот, пролетел он тогда достаточно близко, притяжение Земли изменило его орбиту и в 2029 он должен вернуться и врезаться в нас. Так что, милочка, остался один годик всего!

— Ну, во-первых, учёные-астрономы и физики, и математики ещё тогда, когда мы только с тобой на свет появились, спорили, близко или всё же относительно безопасно он пролетел. Спорят и до сих пор на своих симпозиумах. А во-вторых, если он и прилетит, то его помогут уничтожить инопланетные силы.

— Эти, что ли, зелёные человечки, — засмеялась Анжела. — Скорее уж наши, земные — мировые военно-космические силы что-нибудь с ним сделают.

Вернулись накупавшиеся парни и начали шалить, брызгаясь водой. Затем присоединились к захватывающему разговору об астероиде, инопланетянах и прочем, а потом все вчетвером пошли купаться.

Хорошо отдохнувшая и загоревшая компания, напитавшаяся энергии солнечных лучей, воды, набравшаяся хорошего настроения, шла по вечернему проспекту, украшенному буйной неоново-плазменной новогодней иллюминацией, и обсуждала, где и как они будут отмечать Новый год, до которого оставались сутки. Тёмное небо без звёзд, затянутое плотной облачностью, было почти пустынно, если не считать двух патрульных вертолётов воздушной полиции, барражировавших в противоположных концах небосвода и освещавших своими мощными прожекторами улицы и крыши домов засыпающего города. Внезапно из тёмной небесной бездны на компанию упал белый слепящий столб света. Свет этот казался каким-то даже вязким и сковывающим движения. Воля молодых людей оказалась парализованной. Они замерли остолбенев. Дар речи пропал. Все разом поняли, что это не свет от вертолётов. Это что-то другое, непонятное и сильно волнующее. И вдруг все стали слышать какой-то монотонный голос, похожий на голос электронного диктора. Голос этот звучал как будто внутри головы каждого и был похож на гипноз. Голос электронным тембром извещал, что скоро жители планеты Земля встретятся с посланцами с планеты, расположенной симметрично Земле, только за звездой Солнце.

Планета эта называется Атланда. Планета эта не видна человечеству с Земли из-за солнечной завесы и движется она синхронно с планетой Земля строго на 180 градусов от неё за Солнцем на расстоянии 300 миллионов земных километров. Какой подарок хотели бы получить земляне от симметричной планеты?

Земляне молчали и были в полуобморочном состоянии. И только Анжела в шоке и неизвестно почему очень тихо прошептала: «Хочу, чтобы зимой было синее небо и светило солнце, как в фильмах юности моей бабушки». И, как маленькая девочка, горько и громко заплакала, хлюпая носом и вытирая бесконечно льющиеся по щекам крупные слёзы.

Как исчез луч и как добрались домой, никто не помнил. Утром у всех сильно болели головы. Ломило в висках и затылках. Все напрочь забыли, что же с ними было после посещения «Сахары». Анжела, также совершенно не помнившая о своей просьбе, стихийно рождённой сильнейшим шоком и вытащенной им из глубин её подсознания, подошла к окну. Держа пальцами левой руки виски, она подняла жалюзи и ахнула. Глаза её расширились и чуть не вылезли из орбит. За окном сияло голубое небо! Этот цвет неба в зимнее время люди давно забыли, а молодёжь и не видела. А над крышами домов светило хоть и бледное, но ласковое солнце.

Знакомый врач сказал Анжеле, что голова у неё и её друзей сильно болит от внезапной перемены погоды, такого невиданного чуда, как солнечный зимний день.

Автор

Сергей Пузатых-Елецкий

Сотрудник ПИЯФ, поэт, прозаик, художник. Творчество Сергея многогранно. Его пейзажи, портреты – неоднократные участники городских выставок. Его стихи и проза печатались в многочисленных сборниках. Последние работы Сергея в жанре фэнтези.