Муки творчества

Фантастический рассказ

Макс сидел в уютном кресле, подпирая левой рукой отяжелевшую голову, и мучительно думал, какую же ему взять тему для очередного номера «Гатчинского журнала», выпускаемого теперь в электронно-сенсорном виде. Включённый компьютер был настроен на восприятие мысленных команд, на автопечатанье текста. Мысли роились в голове у Макса, переплетались, путались, и от этого на широком дисплее периодически вспыхивала красная надпись «упорядочить мысли», сопровождающаяся раздражающим писком. Он выключил звук и попробовал сосредоточиться, но при этом подумал: «Может, и функцию аналитической логики мышления отключить и писать как душе угодно по-анархистски». Но сосредоточиться не получалось. То умная холодильная панель мягким женским голосом объявила, что в холодильной камере автоматически понижается температура во избежание порчи некоторых продуктов, то в комнату забрёл пёс-робот Рекс, игрушка младшей сестрёнки, и урчащим тембром произнес: Давай др-р-р-ружить.

— Пошёл вон!- нервно отреагировал Макс.

Но у пса в программе общения, видимо, не было заложено такой фразы, и поэтому он, мигнув круглыми зелёными глазами, повторил своё предложение.

— Да пошёл ты вон, скотина!!! И будущий великий писатель хотел было запустить в него стоявшей на столе чашкой, но в комнату вошла сестрёнка, взяла под мышку друга и упрекающе рявкнула: «Совсем уже озверел со своим творчеством!»

Макс откинулся в кресле, выключил компьютер, включил сенсорную поверхность журнального стола, переключил на канал «новости» и стал смотреть. На экране — столешние дикторы из некоторых стран Ближнего Востока сообщали о возможных терактах на побережье Средиземного и Красного морей. Об очередных угрозах Ирана к соседям о применении ядерного оружия и многих других страстях. Смотреть и слушать это не очень хотелось, тем более что на Новый год были планы отдохнуть где-нибудь в Средиземноморье, и он выключил сенсор. Подумал: «А вот Алёна на свой День рождения махнула в космос, посмотреть на Землю с орбиты. Там, слава богу, пока ещё никаких терактов нет и не предвидится. Обещала, с орбиты, на «ком» видео сбросить».

Ему показалось, что на него кто-то пристально смотрит. Взгляд интуитивно со стола перевёлся на окно. В окно глядела огромная круглая луна и волновала своим магическим голубовато-бледным взглядом. По небу, значительно ниже луны, двигалась и мерцала звёздочка. «Может, это и есть тот туристический космический орбитальный модуль, в котором путешествует Алёнка?» Он включил компьютер и сразу же увидел сообщение о видеопослании. Открыл письмо с видео. Картинка была не очень чёткая, но всё же достаточная, чтобы разглядеть детали. Счастливое, широко улыбающееся лицо Алёны во весь экран невольно родило ответную улыбку у Макса. Сквозь фоновый шум он услышал: «Привет, Максик. Это непередаваемый кайф. Просто буря чувств охватывает. Сейчас мы будем снижаться и проплывём над Латинской Америкой».

— Да…- вздохнул Макс, — а у нас тут глубокая осень, промозгло, голые деревья серебрятся от лунного света и ни как темы в журнал не придумать. Наверно, осенняя хандра, депрессия. Тем временем на экране появилось новое видеосообщение. Алёна держала камеру над ножным иллюминатором и при тысячекратном увеличении хоть и слегка размыто, но всё же была видна безбрежная тёмно-синяя гладь Тихого океана и огромное сияющее пятно от отражающегося солнца. От такой величественной, божественной красотищи, пусть даже увиденной через призмы цифровых носителей, у Макса перехватило дыхание.

— Да, представляю, какие чувства у них там на корабле!

Тем временем картинка на экране менялась. Корабль проплывал вдоль экватора. Гладь океана из тёмно-синей превращалась в бирюзовую. Стали видны длинные белые полоски пляжей и безбрежные моря джунглей, с какими-то беловатыми пятнами, видимо, городами.

— Проплываем Эквадор! Идём почти курсом Колумба! — восторженно кричала Алёна сквозь фоновый шум. Вдруг на экране мелькнуло что-то блестящее, серебристое, и Макса почему-то охватило непонятное волнение. В следующую секунду он почувствовал отходящие от экрана какие-то невидимые, едва осязаемые волны. Ему показалось, что от экрана стали расплываться радужные разводы, как круги по воде. Находясь в шоковом состоянии, он пытался выключить компьютер и выскочить вон. Но ни руки, ни ноги его не слушались. На него от экрана шло какое-то гипнотическое воздействие. Перед глазами стали мелькать картины глубокой старины, даты, имена — и всё это быстро и в сжатой форме, как, к примеру, если бы сжать многотысячно-гигабайтную информацию в точечный файл. Когда сознание его стало слышать имена Екатерина, Павел I, Гатчина, граф Орлов, а перед глазами непрерывно продолжали мелькать картины охоты, балов, различные бытовые сцены в помещениях Большого гатчинского дворца, парады на плацу и многое другое, Макс понял, что в него вкачивается огромная информация об истории Гатчины. Сознание его больше не выдержало, и он отключился.
Когда он очнулся, голова была как чугунная, глаза болели, как будто на них сильно надавили пальцами, во всём теле чувствовалась слабость и слегка подташнивало. Он не знал, сколько времени пробыл в бессознательном состоянии. Может, несколько секунд, а может, и минут. Луна чуть спряталась за занавеску, но так же упорно продолжала таращиться в окно.

— Может, это полнолуние на меня так подействовало, — пытался соображать Макс.
На успокоившемся экране компьютера появилось письмо. Макс открыл его и прочитал:

«Максик, мы столкнулись с каким-то НЛО. Нам потом объяснил командир корабля. Оказывается, они иногда здесь появляются и оказывают на людей гипнотическое действие. Причём каждому видится то, о чём он думает в данный момент. Вот мне очень отчётливо были видения кораблей Колумба, их высадка, встречи с индейцами, ритуальные пляски и прочее, пока я не потеряла сознание. А камера, снимавшая НЛО, сама отключилась потом и теперь не работает. Поэтому пишу тебе письмо. Подробней расскажу при встрече. Алёна».

Макс подумал: «А вот если бы её камера вовремя не отключилась, продолжала бы тогда в него вкачиваться информация в бессознательном состоянии? И остались бы тогда они с Алёной в живых?» И по спине у него пробежала мелкая холодная дрожь. «А как вообще людям приходят в головы необычные идеи? Нестандартное, так называемое креативное мышление? Почему некоторых посещает поэзия, и они пишут замечательные стихи, а потом этот дар может уйти?»

Мысли прервал тихий шорох. В приоткрытую дверь комнаты снова вполз Рекс.

— Давай др-р-р-ужить.
— Хозяйка твоя заснула, а у тебя, видимо, опять «блок ночного сна» вышибло. Давай дружить, ползи сюда, чудовище ненаглядное моё!

Автор

Сергей Пузатых-Елецкий

Сотрудник ПИЯФ, поэт, прозаик, художник. Творчество Сергея многогранно. Его пейзажи, портреты – неоднократные участники городских выставок. Его стихи и проза печатались в многочисленных сборниках. Последние работы Сергея в жанре фэнтези.