Стоматология по-французски

Я люблю Францию. Я очень люблю Францию. Меня часто спрашивают, не без лукавства, за что? И я каждый раз, как первый раз, начинаю перечислять давно заученные мною строчки: за теплое лето, за слегка прохладную зиму по сравнению с холодной зимой в России, за культуру, которую французы хранят как зеницу ока на протяжении веков, за комфорт, за потребительский девиз «клиент всегда прав», за асфальтированные дороги, за развитую банковскую систему, за вкусную кухню и настоящее вино, наконец. Все, разумеется, не перечислить, да и не нужно. Спросите у любого, кто бывал во Франции, и он дополнит мой список разными «за».

Не так давно наша соседка француженка задала мне вопрос, на который я сперва затруднилась ответить, вернее, я испытала какую-то прежде не знакомую мне неловкость: «А что тебе не нравится во Франции?» «Не сыпь мне соль на рану…» — как поется в песне. Будь что будет. «Знаете, мне не нравятся две вещи… В самой Франции — это стоматология, а во французах — лицемерие». Пришлось пояснять.

Начну со стоматологии. Помимо светлой головы и прочих заслуг, у человека должна быть блестящая улыбка, пусть не голливудская, но белозубая улыбка. Думаю, комментарии здесь излишни, каждый это понимает. Так уж получилось, но природа меня немного подвела с одним зубом. Слава Богу, что только с одним — молочным. Здесь уже требуются подробные объяснения. Одним прекрасным утром, мне было тогда 16 лет, я встаю, как обычно, иду чистить зубы и бац! Обнаруживаю, что у меня растет 33-й зуб. Караул!!! Где мама? Срочно едем к дантисту.

На что я только тогда не грешила, думала даже, что где-то на юге Франции взорвалась атомная электростанция и нас, мирных жителей об этом не предупредили. Этакий Чернобыль по-французски. Подняла весь дом на уши. Мама меня успокоила, сказала, что позвонит в местную стоматологию и запишет меня на консультацию. Позвонила и записала аж на следующий месяц. У них все забито чуть ли не до Рождества, и то, скажите спасибо, что одна мадам перенесла свой визит к зубному, на ее место меня и записали. Как они могут?!!! Это же экстренный случай!! У меня лишние зубы во рту, это вам не кариес, который может и потерпеть! Им будет наплевать, даже если у меня появится третий глаз! Ou va le monde?!! Куда катится мир?!!!

В этот день я была невменяема, да и в последующие тоже. Бескрайние эмоции никак не давали мне покоя до того самого дня, пока я не открыла рот в кабинете у врача. После посещения врача они (эмоции) меня просто задушили. Кабинетом это подпольное помещение назвать было можно, но только при условии, если бы мне скальпелем норовили выколоть глаз. Дантиста тоже можно было назвать дантистом, если он хотя бы из гигиенических соображений надел резиновые одноразовые перчатки, одноразовые, подчеркну трижды. Насколько мне известно, еще со времен французского стереохимика Луи Пастера, который впервые предложил использовать антисептик в родильных домах, во Франции в первую очередь должны соблюдаться элементарные санитарные правила. Не буду врать насчет хирургии, но стоматологию это никоим образом не коснулось. А зря! И вот он, долгожданный вердикт: это не просто зуб, это коренной зуб, который по закону хаотичности (если такой закон есть) и в связи с «непонятно чем» (живем все-таки не в аномальной зоне) растет не там, где ему подобает. А подобает ему расти на месте молочного зуба, который я принимала все это время за коренной и продолжала бы его за такой принимать еще долго.

Любой умный человек скажет, что молочный зуб надо удалять и все тут, делов-то. Ан нет! Зуб только начал появляться, и если на этом этапе вырвать молочный, то не факт, что его место займет законный претендент, можно вполне опасаться «конкуренции» с любой стороны, короче говоря, весь ряд может сместиться на один зуб, и тогда… тогда останется подключить свою нездоровую фантазию и предположить примерно, на кого я стану похожа с неспорядочными грядками зубов во рту. Решение выплыло сразу — до лучших времен зуб не трогать. Лучшие же времена наступят, когда подрастет коренной. Ждем-с. Приходите через три месяца. Занавес. Первое действие закончено. Три месяца растянулись в два года. Зуб рос чрезвычайно медленно, как недоношенный младенец. Сколько я на него нервов истратила, не передать! Пока не поумнела, а когда поумнела, то тогда он сразу и вырос.
И вот в этом году, еще будучи на своей исторической родине, я сходила к нашему знакомому ортодонту. Он, признаться вам, был больше чем удивлен, не часто к нему обращаются молочнозубые восемнадцатилетие барышни, но он все-таки постарался скрыть свое недоумение, рассказав мне историю из практики своего коллеги, к которому однажды пришел сорокалетний мужчина тоже с молочным зубом. Значит, я буду самой молодой среди немолодых молочнозубов. Утешает, но не меня. Кстати, появился еще один вариант — удалить коренной, а молочный оставить, а когда выпадет, то заменить его искусственным. На что я ответила, что даже бриллиантовый протез не заменит мне моего настоявшего! Если уж бороться, то до конца. Что ж, думайте сами, решайте сами, удалять или не удалять. Я решила дотерпеть до приезда во Францию. Дотерпела до того, пока зуб стал царапать язык.

Наречие «срочно» французам не знакомо отродясь, поэтому к дантисту мы записались на прием как и обычно — через месяц. На этот раз поехали в другую стоматологию, но и там все оказалось, как в подвале времен Великой Отечественной. Туповатая секретарша, которой надо по буквам читать свою наипростейшую русскую фамилию и писать на листочке свой домашний адрес, ехидно улыбающаяся ассистентка и сам дантист — аферист, эдакий злыдень в грязненьком белом халате — вот она типичная «святая» троица стоматологии. Других стоматологий в городе нет. Точка. Спасибо за то, что надел перчатки (об их стерильности я, для своего же блага, понятия не имею). Про пятна на кресле я тихо молчу. Не у всех же есть время пообедать дома или в кафе, многие просто обедают на рабочем месте. Увидев мою нефранцузскую фамилию, доктор как-то сразу перестал «меня понимать», хотя секретарша намного тупее его, а все прекрасно поняла, ничего нового я ему не поведала. Странно. Ассистентка пыталась «сгладить» разрастающееся непонимание, без конца кружила вокруг доктора, якобы переводя мою галиматью. Да, я признаюсь, я недостаточно хорошо владею французским, но не до такой же степени! Я абсолютно нормально объяснила ситуацию. Вот с этого момента и начинается лицемерие — главный моральный недуг французов. Не всех, но большинства. Доктор со свойственной для лицемерия улыбочкой просмотрел мои зубы с безнадежным видом.

Мне сразу вспомнился анекдот:

— Доктор, а это правда, что здоровье нельзя купить не за какие деньги?

— Да Бог с Вами, кто Вам сказал такую глупость?

Примерно следующая реплика доктора прозвучала как продолжение анекдота: «Три тысячи евро». Весело. Брейкеты на верхнюю и… нижнюю челюсть. Товарищи, но у меня же все в порядке с нижней!! Зачем же бить человека ниже пояса, пардон, по нижней челюсти? Доктор продолжал сидеть с надменным видом пастуха, который вот-вот сострижет шерсть с овцы. Достал с полки сальный слепок челюсти в брейкетах, покрутил-повертел у меня перед носом, поставил на место. Помимо челюсти у него на полке оказалась недурная коллекция игрушечных автомобилей. Так вот чем мы занимаемся в рабочее время! (Интересно, а у секретарши в шкафу тоже небось куклы валяются?) Ну не доктор, а облако в штанах! С детской невинностью на устах он уже подготовил листочек для заполнения нашего согласия. Но мы отказались по двум причинам. Первая — это дорого, вернее, это того не стоит. Вторая — в таких антуражах, милостивые государе, им только домашний скот резать, а не зубы лечить. В кабинете мы пробыли около пяти минут, не более. Одну из которых мы посвятили географическому положению Санкт-Петербурга. Оказалось, доктор очень хочет побывать в этом наикрасивейшем городе, правда, не имеет понятия, в какой стране он находится, но все же… Милые французские школьники, учите географию, иначе будете дантистами.

К слову говоря, зубные во Франции зарабатывают немалые деньги, если еще учитывать, что в городе Доле всего одна стоматология, то я думаю, они там не на багетах с водой сидят. Конкуренции нет и в ближайшее время не будет. Почему? А это уже совсем другая история — это политика и всякие там налоги. Этой темы я не касаюсь. Пока. Согласитесь, плохо когда у либеральномыслящего человека нет выбора: мол, не хочу мороженое, а хочу пирожное. Разговор сразу становится короче, а жизнь скучней. Заболел зуб — к доктору Л., кариес — к доктору Л., вырос третий зубной ряд — опять к доктору Л. Таким образом мы способствуем заражению достопочтенного доктора Л. звездной болезнью. Он уверен, что у него всегда будет клиентура. Он может смело класть свой стоматологический прибор на всех, кого что-то не устраивает в его ковыряниях в чужих зубах. Не нравится — топай на все четыре! Сказать вам вслух он не осмелится, но своими ужимками и улыбками он вас доведет. Выскочите из его кабинета как миленькие и непременно услышите в спину: «Всего Вам хорошего!», сказанное таким приторно-змеиным голоском… Одним словом, чувствуешь себя оплеванным со всех возможных ракурсов. За консультацию мы заплатили 29 евро, можно сказать, мы их перепутали с макулатурой и сдали в сомнительную конторку. На новую игрушку для доктора. Известны случаи, когда доктора «срубали» со своих пациентов приличные суммы, подрисовав к общей сумме нолик, и все прекрасно сходилось. И никто не вправе ничего доказать. По бумагам все сходится, подписи имеются. Не надо зевать во весь рот, подписывая аккуратно подсунутую под руку бумажку. Заметьте, коррупцией это тоже не назвать, все легально, все зарегистрировано, даже стоматолог худо-бедно, но где-то учился. Беззубых местных жителей обслуживание тоже устраивает. В Африке и такого нет. Зато у них 365 сортов сыра, Каннские фестивали проходят, сельское хозяйство ого-го, ну а зубы — это не главное. Так что в очереди и бане все равны.

У нас, в России две основные проблемы — дороги и козлы, а во Франции — стоматологи и лицемерие. Следовательно, лечите зубы в России, а кататься по дорогам приезжайте во Францию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *